Marysia Oczkowska
Взгляд туманный пьет нирвану
( Скорлупа. Продолжение)
Было такое чувство, что нас ведут в бомбоубежище.
Внизу оказался круглый трубообразный коридор. Вереница круглых проемов, закрытых вполне обычными земными дверями шла по обоим сторонам. Как потом оказалось - это высотное здание. Очень необычное, потому что этажность уходила глубоко под землю. А еще я заметила, что сами стены коридора вырабатывают тусклый свет.
Нас встретил генерал Родимин-старый друг и одноклассник нашего профессора Гаврилова. Могучий, плечистый мужчина совершенно не производил впечатления 60-летнего человека. Гаврилов был другой, да и выглядел старше.
Две старины обнялись, ведь не видели они друг друга 15 лет.
Оба родились в русской глубинке под Архангельском, росли и учились вместе, но в юности каждый пошел по своему пути. Родимин поступил в Международную Военно-Космическую Академию (МВКА), которую окончил с отличием, был в горячих точках, служил в космической разведке, участвовал ренджерских космических операциях, дослужился до генерала, а сейчас командовал военным составом на Альбане и уходить в отставку не собирался.
Гаврилов же сделал научную карьеру, сначала закончив мой факультет МГУ, потом МГИМО, потом Московский Историко-Архивный Институт, участвовал в инопланетных археолого-этнологических научных экспедициях, прошел долгий научный путь от лаборанта до профессора, преподавал на кафедре… Вообщем, дел у него хватало. Человек этот был незлобливый, внимательный, прямой, честный, умный и интересный. Студенты его обожали. А еще он столько всего знал!
Он ознакомил Родимина с научно-исследовательским составом группы. Кроме нас с Федькой туда входили: англичанин Джонатан Кингсли-программист и реконструктор, близнецы-мачо Хуан и Пабло Рамирос из Мексики (один палеоэколог, другой геолог), француз Жак Тьюри-химик, биолог и врач, пара китайцев-техников с труднопроизносимыми именами и двое горячих служак - Григорий Прутко и Иван Тишенко-наши охранники и картографы по совместительству.
Пока Родимин знакомился с нами, в полутьме коридора я заметила еще одного человека в военной форме. Худощавый, слегка угловатый, невысокого роста, он стоял безмолвно в тени. Почему-то я решила, что это юноша-новобранец.
Тем временем Родимин, ознакомившись с нами, повернулся к Гаврилову:
-Вам будет нужен человек, хорошо знающий местность. Поэтому отдаю под ваше руководство своего старшего помошника.- Он указал на человека-в-тени.- Капитан пан Збигнев Ченски теперь к вашим услугам. А пока он расквартирует вас. И генерал как-то по-отечески посмотрел на парня.
-Ест расквартыроват прыбывшых! – козырнул Ченски.
«Новобранец» оказался военным чином. Интересно, как его зовут дома? Збышек?
Пока я размышляла, Ченски поприветствовал каждого из нас на разных языках, чем очень удивил меня. Он оказывается полиглот! Дойдя до меня, негромко поздоровался, спросил, хорошо ли прошел перелет и получил вежливый ответ. Я протянула руку для рукопожатия:
-Алена Думова, аспирант кафедры космической этнологии.
-Збигнев Ченски,- представился он, но не пожал мою руку, а очень нежно поцеловал, чем удивил меня еще больше своей любезностью, и продолжил.-Рад видет.
Голос у него был приятный, мягкий с юношеской хрипотцой.
Я весело улыбнулась ему. Он задумчиво глядел на меня большими серыми с поволокой глазами, очень внимательно, серьезно и по-доброму. Худое и бледное лицо, чуть выдающийся нос с легкой горбиной, красиво очерченные губы… Еле заметный намек на усы делали его еще больше похожим на 18-летнего юношу. Только некоторое время спустя я случайно узнала, что ему не 18 лет, а 34 года. Я никогда бы не подумала, что у него за спиной МВКА, три высших образования, 8 иностранных языков, 3 из которых инопланетные, долгий срок службы в Международных Космических Войсках и высокое звание. Его образ настолько не вязался с армией и был какой-то милый и домашний, что встреть я этого человека где-нибудь в Москве на улице, прошла бы мимо. Но это я узнала о нем позже.
-А Вы-поляк, пан Ченски? – спросила я. Он кивнул, слегка улыбнувшись. Какой же он не многословный! Тут же он почему-то смутился, отошел от меня и призвал нашу группу следовать за ним.
Збигнев провел нас к лифту. На Земле было нечто подобное, но вместо стекла круглую площадку в полу окружало поле, появляющееся при движении. Этот лифт так же был сделан неизвестными. Удивительно, как долго он служит, ведь по земным меркам дом этот покинут 450-500 лет назад…
(Продолжение следует)