Marysia Oczkowska
Взгляд туманный пьет нирвану
Все бы хорошо, если бы не слишком существенная разница во всем.

Лед и пламя

Он льдом пылающим сиял,
На солнце ярком серебрился,
Порядок и покой он знал,
И мук любви он сторонился.
Смотрел на все и жил как все.
Расчетлив, холоден, упорен,
Всегда во всем на высоте,
Всегда во всем собой доволен.
Считал он глупыми влюбленных,
Их душ родство, и нежность чувств.
И с гордостью непокорённой
Твердил, что это просто чушь.
Вот так и жил бы он, холодный,
Но вдруг случилось чудо с ним,
Когда походкою свободной
Прошла она, как нимфа, мимо.
Так хороша была собою!
Огнем горела в жилах кровь.
И он, сраженный красотою,
Почувствовал: пришла любовь!
И тут же сильно испугался
Он чувств своих, ее огня.
И сам себе бы не признался,
Что тает день он ото дня.
Как вешним солнцем осветила,
И обожгла все естество,
И жарким чувством растопила
Лед сердца гордого его.
И он в порыве нежной страсти
Приник тотчас к ее устам,
Не ожидая, что несчастье
Кралось за ними по пятам.
Коснувшись, погасил ей сердце.
Искрой последней теплилась душа.
И от ее тепла льду никуда не деться:
Утек ручьем весенним не спеша.
Как правило, бывает так всегда:
Когда огонь и лёд друг друга любят.
Их поджидает только лишь беда,
Они друг друга страстью губят.
21:02 7.05.2017