Marysia Oczkowska
Взгляд туманный пьет нирвану
49 В ТИСКАХ

Марк-Николас вызвал такси и вместе с Икэ-Ар счастливо доехал до отеля. Он попросил таксиста остановить машину за углом, пообещав заплатить ему за простой и дальнейшую поездку. На всякий случай он оставил Икэ-Ар довольно крупную сумму, что бы тот мог расплатиться с таксистом при некоторых непредвиденных обстоятельствах, так как чувствовал, что должно произойти нечто важное.
Далее он вышел из машины и направился ко входу с отель. Недалеко от парадного входа он заметил какого-то неприглядного типа, разговаривающего с местным бродягой, сидящим у стены здания. Тип бросил на Блума короткий взгляд и отвернулся. Марк-Николас сделал вид, что ничего не случилось.
После он отнес одежду в офис проката и поднялся на этаж в номер, который формально до сих пор снимал. Там он прятал все выигранные деньги. Вытащив объемную сумку из шкафа, он сразу же поспешил в отделение банка, находящегося в том же здании отеля. Все что у него было это 2 млрд. 500 млн. местных денег, которые он сменил на галаксы по курсу и перевел на карту Йара Дровона, не считая небольшой удержанной суммы, оставленной им при себе на всякий случай. Получилось 1,5 миллиарда галаксов. Блум подумал немного и тут же быстро третью часть этой суммы перевел на счет Марлайн Онджи. Я надеюсь, что я покрыл твои расходы, милая, и отдал тебе все долги, в которые ты влезла из-за меня. Пусть у тебя будет все хорошо.
Марк-Николас коротко улыбнулся. Осталось только съехать с номера, вернуться к такси, сесть и уехать в космопорт.

Марлайн как всегда усердно работала, прорисовывая стилом линии будущего коллекционного платья. Она вздохнула, вспомнив недавний визит Инвэ-Аллена. Где же сейчас Марк-Николас Блум? Жив ли он? Женщина задумалась и отвлеклась. Всего того, что он ей присылал, вполне хватало, что бы понемногу гасить кредиты. Да, в связи с аварией ей пришлось взять непомерно огромные суммы, даже продать честь своей фирмы.
Осталось выплатить четверть. Она грустно покачала головой. За эту четверть они с ним должны работать еще несколько лет. Внезапно компьютер выдал уведомление о пополнении банковского счета. Марлайн открыла письмо и не поверила своим глазам. Ей показалось, что это чья-то злая шутка или ошибка, но, перечитав банковское письмо, она почувствовала шок: ее любимый прислал ей поистине огромную сумму – 500 млн. галлаксов! Ей хватило бы и 1/5 этой суммы, что бы навсегда разделаться с долгами.
Но тут же Марлайн обрадовалась. Значит, Марк-николас Блум жив!

Он вышел на улицу, постоял, будто задумавшись, а на самом деле незаметно окидывая улицу взглядом. Бродяга еще сидел у стены, но того типа уже не было. Блум заметил, что по улице к отелю быстро приближается отряд полицейских. Марк-Николас, не долго думая, быстро направился за угол, где его ждала машина. Там он открыл дверцу, выгреб из карманов минирайтер, куда записывал тексты, и где хранилась информация по карте Дровона, маленький медальон с портретом Марлайн, гармонику, банковские карты и кристалл с недавними документами. Все это он отдал Икэ-Ар, сказав при этом:
-Сохрани и улетай домой, сынок.
-Но папа…
В это время полицейские показались из-за угла, и Блум тут же коротко приказав таксисту «гони в космопорт», захлопнул дверцу и отошел от машины. Он мог бы поехать с сыном, но понимал, что мальчик из-за него может попасть в очень неприятную историю, поэтому постарался максимально отвлечь внимание преследователей.
Граветакси сорвалось с места, когда полицейские обступили Блума. Икэ-Ар видя такое дело закричал водителю-киберу:
-Остановите! Остановите! Там мой отец!
Но кибер лишь скрипнул «заказ принят» и набрал скорость, увозя мальчика прочь от опасного места.

Блум стоял в окружении 8 полицейских. Он понимал, что любое движение будет расценено, как побег с сопротивлением, поэтому предпочел не дергаться и стоять спокойно.
-Мастер Блум, Вы арестованы. – Строго произнес командир. – Сдайте имеющееся у Вас оружие и немедленно идите с нами.
Тон у полицейского был сухой и официальный. Марк-Николас почувствовал, что этот человек не привык к жалости.
-На каком основании меня арестовывают? – Так же сухо ответил Блум.
-На основании заговора против королевской семьи, шпионажа и пособничества ОСТ.
-Кому-кому пособничество? – Удивился Блум, думая, что еще ему вменят в вину. – Я не ослышался? Это нонсенс! Я представитель Герэны! Вы с ума сошли?! Что за чушь Вы несете, командир?!
Блум рассердился, но командиру полицейского отряда похоже было как-то все равно.
-Вы обвиняетесь в организации теракта против кодрумских рабов на зафрахтованных Вами кораблях. По Вашей вине сейчас в открытом космосе погибли несколько тысяч кодрумцев.
-Бред! Как дипломатическое лицо я требую немедленной высочайшей аудиенции Его Величества Данера!
Полицейские растерялись, ведь они были посланы, что бы ловить Блума, и не предполагали, что Марк-Николас лично захочет идти во дворец. Командир посмотрел на Блума с опаской: уж не сумасшедший ли он, что добровольно подставляет свою голову в петлю? Блум, отдавая ему собственный меч сердито отчитал его:
-Если бы я был столь бесчестен, как Вы меня сейчас представили, я бы мечом и Силой расчистил бы себе дорогу. А вместо этого, не взирая, что Вы лично оскорбили меня, я по собственной, слышите, по собственной воле иду с Вами, так как чту местные законы. И по правилам Должностного Уннехта я должен предстать перед лицом высшей законодательной власти сам, так как я ни в чем не виновен.
Этой речью он весьма смутил командира, который начал уже сомневаться, а того ли человека они поймали. Однако он даже не догадывался, что Блум направленно воздействует на него Силой, как и на тех остальных, что окружали его.
К тому времени к ним подъехала полицейский гравемобиль. Блуму хотели завернуть руки за спину и одеть наручники, но Марк-Николас не позволил сделать этого.
-Я, как дипломатическое лицо, обладаю неприкосновенностью, а, следовательно, не смейте вторгаться в мое личное пространство! – Жестко сказал он. – К тому же я иду с вами сам.
Он снова надавил на сознание командира.
-Хорошо.- Согласился тот. – Пусть Его Величество с Вами разбирается. Я свое дело сделал и сделал хорошо.
Марка-Николаса запихнули в гравемобиль и повезли во дворец.

Тем временем граветакси доставило мальчика к космопорту. Мальчишка распихал по карманам то, что должен был сохранить, оплатил из оставленной ему отцом суммы за простой и проезд. У него даже еще деньги остались. «Во всяком случае, если я тут надолго застряну, у меня будет на что поесть.» - Грустно подумал он, взял сумку и вышел из машины. Такси тут же уехало.
Он, не долго, думая пробежал сквозь стеклянные двери зала ожидания, гостеприимно распахнувшиеся перед ним, чуть не сбив с ног какую-то девчонку в белой униформе пилота. Далее добежав до пропускного коридора он вдруг остановился, так как понял, что улететь будет совсем не просто.
И что дальше? Как мне пройти через таможенный коридор? Если я скажу, что Блум мой отец, меня арестуют, как его. А если я совру что-нибудь? А что, например?
-Простите, - Обратился он к таможеннику, сидящему в окошке за стеклом. – я жду отца уже целый час снаружи. Он сказал, что если я не дождусь его через час, то, значит, он уже приехал раньше, прошел на корабль и ждет меня там.
-Мальчик, я не могу тебя пропустить без сопровождения взрослого. – Сказал ему таможенник строго. – Как фамилия твоего отца?
-Он-Вэ. Он посол Центалгона.
Таможенник проверил базу.
-Странно, но мужчина с такой фамилией на посадку не проходил.
-Но он должен быть там! – Воскликнул Икэ-Ар.
-Ничем помочь не могу. Возможно сбой системы. Однако если он беспокоиться о тебе, то он должен подойти и забрать тебя сам. Жди.
Икэ-Ар испытал смешанные чувства. С одной стороны, он был рад, что его обман не раскрылся. С другой стороны, улететь, вероятно, было не возможно. А кроме того, он не знал что делать и как помочь Блуму. Ведь если бы он попал в ангары, то может быть он на их корабле сумел бы прийти Марку-Николасу на помощь.
Он полез в карман. Рука наткнулась на гармонику Марка-Николаса. Мальчик вытащил ее и отошел от регистрационного окна. Он смотрел на портрет, выгравированный на инструменте, и горькие капли срываясь текли по его щекам. Неожиданно он услышал:
-Да, прошу Вас, княжна Кэс.
Мальчик повернулся и увидел, что у регистрационного окна стоит та самая девочка, которую он чуть не сбил. «Княжна Кэс! Наверно какая-нибудь ломака.» - Сказал он про себя всхлипывая и размазывая слезы по лицу. В этот момент, ждущая окончания регистрации княжна, повернулась и заметила его. Ей, видимо, было скучно ждать, пока все проверят и внесут данные в базу.
Девочка остановилась взглядом на гармонике, что держал в руке Икэ-Ар. Потом поглядела на него с любопытством и обратилась к мальчику.
-Почему ты плачешь, несчастное дитя? Ты потерялся? – Тон ее был снисходительный, будто она была намного старше, чем Икэ-Ар.
Икэ-Ар повторил ей легенду, которую выдумал для таможенника.
-Бедное дитя. – Пожалела его девчонка.
Она подождала, пока ей отдадут ее паспортную карту и со строгой гордостью бросила таможеннику:
-Этот мальчик пойдет со мной.
-Но я не имею права пускать его без сопровождения взрослого. Мне слишком дорого мое рабочее место и я не желаю его потерять.- Уперся тот.
-Вы потеряете гораздо быстрее, – Холодно отрезала Кэс. – если не пропустите его. Вы понимаете, что Вы нарываетесь на межзвездный скандал. А я, в свою очередь, как приближенная к Его Королевской Фамилии, могу сделать так, что Вы уже сегодня вечером тут работать уже не будете.
Таможенник испуганно склонился перед ней.
-Как пожелаете, княжна. Простите, княжна.
Стеклянные створки открылись и дети счастливо прошли сквозь коридор держась за руки. Когда они оказались на летном поле девочка остановилась. Ее напыщенность и гордость куда-то делась. Она просто улыбнулась ему:
-Можешь не бояться меня. Я знаю, что твоего зовут вовсе не Он-Вэ, а Марк-Николас Блум. Ведь это его инструмент ты сейчас держал в руке?
Мальчик, округлив глаза от удивления, посмотрел на нее и кивнул.
-А я вовсе не Княжна Кэс. Меня Нод зовут. Я принцесса. Только обещай, что никому не скажешь.
-Ух, ты! Вот это да! Настоящая принцесса?! Джек и Бэтти не поверят мне!– Удивленно воскликнул Икэ-Ар, совсем забыв на минуту про свои беды, и тут же пообещал. – Никому не скажу. Правда-правда.
Потом он повесил голову и грустно сообщил ей:
-Моего отца арестовали. Я сам видел.
-Знаю. – Вздохнула она. – Это король дал такой приказ.
Потом она поозиралась и полушепотом сообщила ему:
-Послушай. У нас очень мало времени. Сюда должны привести рабов на посадку. Нам нужно не дать им сесть на корабли иначе все погибнут. Корабли заминированы!
-А как же папа Блум? Он тоже погибнет, если я ничего не сделаю.
-Твой отец уннехт, и первое время может сам о себе позаботиться. Блум не за то боролся, чтобы 5 тыс. кодрумцев потеряли в итоге свои жизни. Твой папа сделал все возможное, что бы дать свободу тем, у кого она была отнята насильно. Сначала нам нужно остановить их, а потом я помогу тебе спасти твоего отца.
-У меня есть корабль и пап Блум научил меня им управлять.
-Дворец охраняем, а чужой корабль вызовет только подозрения. – Развела Нод руками. Тут есть королевская прогулочная воздушная яхта. Гораздо разумнее будет взять ее. Мы полетим на ней ко дворцу. Ну, что?
-Идет. – Согласился Икэ-Ар.
А что ему оставалось еще делать?
Дети побежали в сторону грузовых шлюзов, через которые должны были провести рабов на летное поле. Икэ-Ар окинул взглядом огромное пространство и заметил огромные корабли возвышающиеся вдалеке от ангаров.
Принцесса остановилась так резко, что мальчик чуть не упал.
-Послушай, тебе не стоит сейчас участвовать, потому что все это сожжет быть опасно. Твой отец, вероятно, был прав том, что тебе тут не место. Наверняка он хотел отправить тебя домой.
-Я никуда не полечу без него. – Уперся Икэ-Ар.
-Ладно. Ты не лезь. Подожди меня тут. – Попросила его Нод, усаживая на ящик у огромных ворот грузового ангара. – А если кто-нибудь спросит, то скажи, что ждешь родителей.
Икэ-Ар кивнул. Он чувствовал, что принцессе можно доверять. Она была старше, и в том, как она вела себя и что говорила, была такая уверенность, что у маленького центалиона не было и тени сомнения, что она может чего-либо бояться или сделать что-то не правильно.
Нод дальше побежала к створам одна. В ту же минуту створы раскрылись, и огромная толпа, охраняемая солдатами и ведомая уннехтами, стала, словно тесто, медленно выползать из них.
Принцесса бросилась напреререз уннехтам, во главе с Эсфирой, громко крича:
-Стойте!!! Стойте!!!
Уннехты остановили движение.
-Княжна Кэс? Что случилось? – Встревожилась Эсфира.
-Мастер Шолим, я запрещаю Вам отправлять пассажиров на посадку! – Крикнула запыхавшись девочка. – Его Величество дал тайный приказ уничтожить освобожденных! Корабли заминированы!
Один мужчина из толпы, тощий, с длинной шеей на ломаном межгале заругался:
-Они хотеть оставлять нас тута! Все не правда! Они хотеть нас делать рабы!
Он махнул своим сородичам тонкой жилистой рукой и повел за собой колонну, но им пришлось остановиться, потому что Нод встала у него на пути.
-Если хочешь, можешь улетать, но тогда твоей семье будет по ком плакать. – Она чуть отступила и сердито продолжила. – Иди на верную гибель, если ты такой глупый, и остальных забирай с собой. Если бы я хотела кому-то плохого, меня бы не было здесь.
-Ты говорить правда?
-Это не просто правда. Это реальность! - Она тут же повернулась к Эсфире.- Мастер Шолим, мастер Блум арестован.
-А Икэ-Арон? – Встревоженно спросила женщина. – Его сын где?
-В безопасности.
Толпа зашумела. Все прекрасно знали, кому обязаны своей свободой. Неожиданно командиры приказали солдатам, охраняющим толпу от беспорядков, вскинуть лучевые автоматы и прицелиться.
-Если Вы немедленно не отправите всех кодрумцев на посадку, мы имеем личное распоряжение Его Величества стрелять. – Сказал один из командиров.
-Что же Вы делаете?! – Возмутился один из уннехтов. – Люди безоружны и улететь отсюда не могут!
-Это не наши проблемы. У нас приказ.
Кодрумцы и часть уннехтов оказалась будто в тисках.
ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ