Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
16:06 

Будущее есть всегда 16

Взгляд туманный пьет нирвану
Дети бегали быстро, Збыш тоже, но я отставала от них примерно метров на десять.
И когда я почувствовала, что больше не могу, Ченски словно почувствовал это, остановился, подождал меня, а потом взвалил себе на спину и потащил на себе. Ему было тяжело, но он старался изо всех сил. Ведь он даже не догадывался о том, что тащит на себе двоих.
Впереди светлым четырехугольником замаячил выход. Все четверо вывалились через него в просторный круглый сводчатый зал с каскадом галерей, которые поддерживались 16-ю колоннами. Наш выход оказался для данного зала не единственным. Там было восемь таких выходов, и один из них располагался на противоположной от нас стороне прямо за одной из колон. Збышек сбросил меня со спины и крикнул:
-Вейзми джечи и уходжи! Прячще!
С этим он показал рукой направление. Мы трое влетели в этот проход и остановились. Никому из нас не хотелось бросать Збигнева, но и чем помочь ему мы не знали. Складывалась очень непростая ситуация. Выбор стоял или-или. Что-то удерживало меня от необдуманно шага вперед, может, разум, а может страх. Варианты дальнейших действий роились у меня в голове и неслись с огромной скоростью экспресса. Мы вжались в стену, что бы нас меньше было заметно, и осторожно выглядывали, гадая, что же в этой ситуации можно сделать. Нам повезло еще и в том, что у нас было прикрытие.
Я заметила, что стражники при всей своей одинаковости все же имели различия, а именно метки на доспехах и шлемах. По ним я про себя их и назвала: Красный, Синий, Фиолетовый, Золотой, Зеленый, Черный, Белый. Они окружали Збигнева, как колонны зал. Я пригляделась. Обе руки стражам заменяли манипуляторы, складывающиеся при необходимости в ствол оружия. Это великолепно продемонстрировал Черный, пытаясь пристрелить маленького, худого человечка. Но этот человечек, раздавить которого, каждому из стражей не составляло никакого труда, оказался вертким. Лазерный разряд угодил в доспехи Красного и исчез, рассыпавшись по ним искрами. В плечи Збыша вцепились два манипулятора, принадлежащего Синему, но Збыш опять вывернулся и оставил у Синего только свою куртку. Тогда Золотой улучив момент схватил его и поднял над полом. К ним приблизился Зеленый, но в этот момент Ченски собрав все силы обеими ногами ударил Зеленого в лицевую часть шлема. Шлем сильно деформировался. Потеряв способность видеть Зеленый метнулся вперед, наскочил на Синего, сбив его с ног. Оба они не удержались и повалились на пол. Однако Збигнев что-то видимо повредил, так как Зеленый немедленно принялся молотить по Синему. Синий прекратил его агонию, выстрелив ему в шейное сочленение. Зеленый дернулся, покрылся сетью голубых молний, а через минуту раздался хлопок, и его голова отлетела прочь от плечей, заливая мозаичный пол черно-красной кровью. Кровь! Значит они и правда киборги?! Или они живые? Но, так или иначе, их осталось шестеро.
Золотой в это время все еще держал Збыша. Збигнев не сопротивлялся. Он выжидал. Конечно, он видел кровь и сделал какие-то свои выводы. На него направили дула Черный и Красный. Однако Золотой швырнул его об стену, стараясь разможжить ему голову и переломать все кости. Збигнев с трудом сгруппировался и чудом не ударился об стену головой. Перевернувшись через голову, он встал на ноги. И вновь передернул затвор пистолета, который до этого момента покоился в кобуре на поясе( Збыш при побеге успел его туда сунуть). В его руке я снова увидела катушку десантного троса. Но я не представляла, что он хочет сделать. Когда Синий, поднявшийся к тому времени с пола, складывал свои манипуляторы в оружейные стволы, Збыш выстрелил два раза. Казалось, он и не целился, но попал точно в цель. Пули, обыкновенные пули попали в оба манипулятора и застряли в механизме, вызвав его поломку. Сначала Синий остался без «рук», а потом и вовсе упал, разбрасывая искры в разные стороны, корчась под голубыми разрядами. Минуты через две он затих. Однако когда он беспомощно пытался сладить со своими конечностями, он привел оружие в действие, чем сам доломал себя и непутевой стрельбой попал в сенсорные щели шлема Красного, что закончилось для Красного тоже плачевно. Вообщем, нападающих осталось только четверо. Они погнались за Ченски, а тот не долго думая проскочил между двумя, заставив их столкнуться. Они завалились, гремя по камню пола доспехами. Остальные налетели на них сзади и упали на них. Возникла куча-мала из бронированных тел. Фиолетового вывели из строя: он остался недвижно лежать раздавленный тяжестью троих. Они пытались подняться. Когда Збышек успел вытащить трос из поясной сумки-неизвестно. Может, Бабина просто лежала в кармане его штанов. Но пары секунд хватило, что бы он бросил трос, зацепив его лапу за броню Белого и пару раз махнув рукой опутал стражей.
Золотой и Черный все же поднялись, а Белому не повезло. Он, ворочаясь, с самого начала запутался в тросе и остался лежать связанным. Еще один был обезврежен. Но Черный выстрелил в Збигнева, не дав тому опомниться. Сверкнул яркий короткий луч, и Збигнев остался безоружным.
Золотой предательски зашел Ченски с тыла и схватил его, скрутив ему руки за спину. Неужели все кончено? Но в этот момент раздался какой-то странный звук. Збыш запел. Да-да, запел! Он закрыл глаза, уйдя в себя, и издавал низкий вибрирующий горловой звук. Я, пытаясь отвлечь Черного, который уже готов был расстрелять Збигнева, громко крикнула:
-Збышек!!!
Черный мгновенно развернулся в мою сторону, не разобравшись, кто кричал, и выстрелил. Однако он не учел, что колонна была моим укрытием, поэтому разряд рикошетом ушел в потолок. Я крикнула еще громче. Черный двинулся в мою сторону.
Между тем хриплый низкий звук стремительно нарастал, и прежде, чем Черный достиг колонны, он словно обрел объем, заполнил все пространство зала. Воздух был наэлектризован и вибрировал от этого звука. Я прижалась к стене и почувствовала, что… стена дрожит! И вдруг что-то вверху, где колонна соединялась с верхним ярусом, громко хрустнуло. По колонне прошла трещина, расколов ее сверху до низу. А затем колонна рассыпалась на куски и погребла Черного под грудой тяжелых обломков. Золотой отпустил Збыша, а Збыш продолжил петь, мягко соскользнув на пол и усевшись на колени. Золотой схватился за шлем, начал метаться из стороны в сторону, пытаясь его снять.
Связаный Белый тоже беспокойно заелозил по полу. Его шлем взорвался, разлетевшись на мелкие куски, забрызгав все кровью. Золотому удалось снять свой шлем. К своему ужасу я увидела то самое лицо убитого в канализации существа. Но, даже сняв шлем, он не избавился от чего-то мучительного и принялся кататься по полу, корчась в неведомых судорогах и вопя.
И тут колонны зала начали трескаться и рушиться. Збышек замолчал и бессильно распростерся на полу. Мое сердце замерло от ужаса. Я, совсем как в том сне про дельфина, подбежала и подхватила Збыша. Алекс и Фрида пришли на помощь. Фрида захватила Збышеву куртку с пола. Мы только успели вынести его, как зал рухнул, завалив вход в очередной коридор навсегда. Мы оттащили его на безопасное расстояние от входа. Пол и стены сотряслись. По ним пошли неглубокие длинные трещины.
Ченски неподвижно лежал на каменном полу с закрытыми глазами и, похоже, не дышал. Я взяла его руку. Рука была холодная. Дети испуганно жались друг к другу, глядя на тело, лежащее на полу.
ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

16:15 

Почемучка 10

Взгляд туманный пьет нирвану
1.К теме «ОН»
правда 5 лет назад написала?
Когда-то в году 2003 мною была прочитана книга Габриэля Гарсия Маркеса «100 лет одиночества». Оставила она очень странные впечатления. А потом годика через два данная книга опять вспомнилась при написании стихотворения.

2.К теме «Китайские вазочки»
Красиво. А откуда это?
Музей Искусств Востока. Вазочки были сфотографированы при посещении музея совместно с Меларикс.

3.К теме «Свет учителя»
а Учители все-таки бывают. Их нельзя забыть, даже когда они уходят.
Мы их и не забываем. А вот один из удивительнейших людей-Н. Рерих.

4.К теме «Ганеша»
Ганешка - мой любимый индуисткий бог ^_^
А у меня, как не странно – Кришна.

5.К теме «Космические глубины»
завораживает)) Очень красиво)
Да. Ведь первоисточник-то фото глубинного космоса. А когда глядишь вверх ночью. Особенно летом в июле-августе, то кажется улетаешь туда всем существом. Так что…

16:20 

Пикник в ЦДХ 9.06.2010. ПРАЗДНИК ПОД НАЗВАНИЕМ ПИКНИК

Взгляд туманный пьет нирвану
ПРЕДШЕСТВУЮЩИЕ СОБЫТИЯ
Просматривая афишу на сайте группы Пикник, я никак не могла обнаружить концерты в ЦДХ. Традиционный концерт в феврале тоже отсутствовал по неизвестным никому причинам. Прошел март и апрель. Пикник наезжал в Москву, но концерты давал только на клубных сценах. Скажу честно - не люблю клубы. По многим причинам. В основном из-за того, что не люблю толкаться в душной прокуренной атмосфере, подпрыгивая, что бы разглядеть из за чьих-то голов и обширных спин его. Эдмунда Шклярского. А так же всю остальную веселую компанию. С другой стороны выступления в клубах начинаются в 9-10 ч. вечера, а это само по себе очень не удобно. Не люблю клубы и из солидарности с теми, кто по каким-то причинам не может в них ходить или просто не ходит туда из принципа. Результат-«глас вопиющего в пустыне». простите, на Qazimodo.ru:
-Эдмунд Мечиславович, за что?!
Глас был услышан. Эдмунда Мечиславовича Шклярского нельзя не любить, прежде всего еще и потому, что одно из его бесценных душевных качеств - доброта и внимательность по отношению к своим слушателям. Словом, когда через неделю я получила информацию о предстоящем концерте в ЦДХ, то очень обрадовалась этому факту, а с сердца свалился-таки наконец тяжелый булыжник.
Пришла пора обелетиться. И тут повезло: не каждый раз попадается билет в 4 ряду с местом по центру. Правда цена билета несколько удивила, так как билет на Пикник в декабре месяце стоил намного дешевле. Но не стоит ворчать, искушая судьбу. Фортуна-дама капризная и улыбается не всем, а ее подарки следует ценить. Осталось только дождаться действа.


ТОТ САМЫЙ ДЕНЬ
Начну с того, что день перед концертом я провела в Доме Книги. Хотелось как-то по-своему отблагодарить Эдмунда Мечиславовича. Выбор пал на произведения Станислава Лема, которые давно ассоциируются у меня с творчеством группы Пикник. Дало даже не в польских корнях этих гениальных людей. Наверное, никто не сможет, как этот писатель-фантаст, написать что–либо столь остроумно, с величайшим и тонким юмором. Кстати, именно его героям характерно философское отношение к окружающему их миру. Человек «родом ниоткуда» - общее между героями песен Шклярского и героями книг Лема. Чтож. Книга-лучший подарок.
Наконец наступил ТОТСАМЫЙ ДЕНЬ. Выдался он дождливым и очень теплым. Видимо опять работа Э. Шклярского. Как правило, когда этот удивительный человек приезжает в Москву, осадки обеспечены.
По предварительной договоренности мы с Меларик встретили гостью из Тулы-милую и очаровательную Нефрэт. Но на троих сообразить не пришлось, так как у ЦДХ мы встретили и других милых сердцу людей, с кем не виделись очень давно. До концерта оставался час, более половины которого мы общались и дышали свежим воздухом, наполненным ароматом дождя. А затем двинулись прямиком в зал.
В ЦДХ, как всегда, было много народа, большая часть которого выпивала и закусывала в баре. Остальные либо праздно шатались, рассматривая экспозицию на 2-ом этаже, либо уже сидели в зале и ждали начала концерта.
На стенах второго этажа весели какие-то «аццкие плокаты» с откровенной матершиной, будто порождение кошмарных снов и пьяного бреда Сида Вишеза, но мы с Меларикс нашли и то, что нас порадовало. Комиксовая выставка, на которой мы некогда были, частично переехала из Винзавода в ЦДХ.
Мы не долго думая прошли в зал. Вроде бы все как обычно: та же сцена, тот же Домбровский – человек с фонариком во лбу, тот же стол с атрибутикой группы. Но в сердце жило предвкушение какого-то веселого праздника. Вот-вот приоткроется дверь и…
Зрители понемногу рассаживались на свои места. Я, Меларикс и Рэт устроились одной компанией. Нефрэт ушла наверх. Среди прочих, сидящих в зале мы заметили еще некоторых своих «боевых товарищей» по, почившему и канувшему в Лету, пикниковому форуму.
Свет постепенно угасал, зрители успокаивались. Вдруг черный край занавеса откинулся и на сцену вышли они - Э. Шклярский, М. Корчемный, Л. Кирнос, С. Шклярский. Услышав первые аккорды, мы с Меларикс не могли поверить своим ушам и не скрывали своей радости. Первым номером концертной программы была песня «Иероглиф». Да-да, тот самый музыкальный фирменный знак группы, почти не игравшийся со в времени скоропостижной кончины С.И. Воронина. И, главное, звучали клавиши! Ситар, который некогда воспроизводил С. Воронин, Царствие ему Небесное, вновь звучал именно так, как и при жизни старого хозяина клавиш, благодаря Станиславу Эдмундовичу Шклярскому-младшему. О, Небеса! Кого обнять?!
Впрочем, в этот вечер не было сыграно ничего с нового альбома, но старые полюбившиеся всем песни группы были просто великолепны.
«Говорит и показывает», «Самый звонкий крик-тишина», «Негредо», «Немного огня», «Великан», «Праздник», «На краю земли» и др., а так же песни с альбомов Королевство Кривых и Железные Мантры. Это было чудесно!
Многие, наверное, ворчали, что Эдмунд Мечиславович не включил ни одной новой песни в программу. Но, дорогие мои друзья, не стоит быть столь критичными. Нельзя же столько лет ходить на июньские концерты и быть столь ненаблюдательными! В июне Пикник играет the best. И только the best. Однако услышав столько милых сердцу песен, думаю, что и отчаянные ворчуны ушли с концерта умиротворенными.
Милый-милый Эдмунд Мечиславович, как хорошо было звучание группы в тот вечер. Передайте огромное спасибо В. Домбровскому. А Ваш голос? Ваш уникальный голос звучал проникновенно! Особое спасибо Вам еще и за то, что Вы вырастили замечательного талантливого мальчика, настоящего помощника во всех ваших творческих делах.
Леонид Кирнос был просто на высоте. Хоть он и отзывался скептически о женщинах за барабанами, но в этот раз показал всем, что значит нелегкий мужской труд. Ах, Леонид, люблю Ваши ритмы, мужественный Вы наш. Пикник без ударных не Пикник.
Конечно же, если бы я забыла о Марате Корчемном, было бы не справедливо. Это не только самый чудесный бас-гитарист на свете, но и человек-мимик группы Пикник, всенародно любимая «зажигалка» (не считая И. Васильева, отсутствующего о причине своих гастролей).Марат всячески старался развеселить и расшевелить публику, подзадоривая, дерижируя руками ,улыбаясь и строя смешные рожицы залу. Милый, добрый и большой Марат-веселое рыжее солнышко в кудряшках.
Песни, исполнявшиеся в тот вечер, заряжали энергией. Спокойных композиций было не слишком много. Хотелось танцевать.
Необычный тембр голоса Эдмунда Шклярского поражает воображение. Совершенно непонятно ,как этот человек умудряется воспроизводить тибетское горловое пение. Впрочем, «Существо», «Иероглиф», и некоторые другие песни тому подтверждение.
А зрители пели вместе с ним. Аншлаг - обычное дело для этой группы. В этот раз комбики не умирали, микрофоны не фонили. Вообщем, никаких вмешательств Темных Иных.
Ближе к концу, когда музыканты вышли «на бис» и заиграли праздник, а зрители сбежались в первые ряды, Меларикс вдруг вытащила из небольшого пакетика… телескопический спиннинг с флагом, на котором оранжевым по черному было вышито «Пикник». Удочка оказалась такая длинная, что флаг таинственной летучей мышью порхал прямо перед носом у Марата, что развеселило его еще больше, заставив засмеяться.
Улыбнулся и Эдмунд Мечиславович, кротко взглянув на нас из-за темных очков. Душевно. Очень по-доброму. Ранее он все сдерживал улыбку, да так и не сдержал. Концерт кончился традиционной «на краю земли». Настроение и у зрителей, и у музыкантов было отличное. Шклярский даже подошел к раю сцены за букетом, что бывает очень нечасто. А потом пикники направились в гримерку, а мы - ждать разрешения взять автограф и передать свои низкие поклоны участникам коллектива.

ЗАВЕРШЕНИЕ ПРАЗДНИКА
У двери в гримерку толпился народ. Одни желали получить автограф, другие ждали случая, что бы урвать кусок счастья, запечатлев музыкантов в приоткрывшуюся дверь, третьи…
Впрочем, мы с Меларикс скоре были в числе третьих. Эдмунд Мечиславович, явил доброе расположение духа и заменил скромно протянутую одной из нас страшную бумажку на небольшую афишку группы, на которой от души расписался. Ну, что за замечательный человек! Мне удалось передать книги С. Лемма.
Но большей неожиданностью для всех стало хождение Л. Кирноса в народ! Он остановился перемолвиться словом с одним из своих поклонников, пока специальный человек собирал «основу под автографы». Но когда Леонид двинулся к гримерке, дверь перед его носом, под хохот присутствующих, захлопнулась. Он обиженно, с видом «не бросайте меня», поскребся в дверь, чем вызвал новый взрыв смеха у поклонников. Через пару минут его впустили.
Мы остались довольны вечером. Перед тем, как разойтись по домам, мы еще немного постояли и пообщались перед ЦДХ. Наши Тульско-Питерско-Серпуховские гости разъехались. И мы с Меларикс потихоньку двинулись к метро. Взойдя на Крымский Мост мы видели, как покидают ЦДХ усталые музыканты. Праздник удался. Здоровья и счастья Вам, Эдмунд Мечиславович! Читайте Станислава Лема. Это не та фантастика, которую Вы так не любите. У вас много общего. И спасибо Вам. Спасибо за все!
Благодарю всех дошедших,
доехавших, долетевших знакомых,
всех, кто подготовил этот праздник,
а так же особая благодарность группе Пикник:
С. Шклярскому, М. Корчемному, Л. Кирносу
и Эдмунду
Мечиславовичу
Шклярскому.

16:22 

Пикник в ЦДХ 9.06.2010. Дополнение 1

Взгляд туманный пьет нирвану
Тот самый флаг. Меларикс. Ну и я как всегда где-то рядом. :)

16:26 

Пикник в ЦДХ 9.06.2010. Дополнение 2

Взгляд туманный пьет нирвану


16:27 

ПИКНИК. ТЕАТР АБСУРДА

Взгляд туманный пьет нирвану
Альбом группы Пикник ТЕАТР АБСУРДА появился у меня на руках почти сразу же после выхода в апреле месяце благодаря одному человеку, которому предельно низкий поклон за заботу и доброе отношение.
Скажу сразу, что некоторым из слушателей данной группы альбом не понравился из-за простоты и легковесности. Поверьте, это только кажется. На самом же деле, лидер Пикника Эдмунд Шклярский никогда не писал что-либо просто так. Вот и в этот раз он задал очередную загадку, разгадать которую я и попытаюсь.
Шклярского можно приравнять к писателям. Каждый его альбом-это целая книга. И не важно, рассказов ли. Или каждая песня отдельная глава целого произведения. Во всяком случае, в данном альбоме Эдмунд Мечиславович продолжает быть верным пикниковым традициям и в текстах, и в фирменном звучании группы. Альбом ТЕАТР АБСУРДА очень похож на альбомы группы Пикник 90-х гг. с указанием на новый 21 в. При прослушивании складывается определенная целостность. Для творчества Шклярского характерна ассоциативность и интуитивность восприятия. «…Я пытался использовать метод построения некоторых стихов - минимум слов в сочетании с простором фантазии. Чтобы слушатель мог соучаствовать и сам додумывать текст по своему желанию…». – Некогда сказал Эдмунд Шклярский. И в этом он дает всем нам ключ к разгадке тайны альбома.
Итак…

1. ТЕАТР АБСУРДА
Если подумать более глобально и взять более глубокий смысл, то весь мир-театр, а люди в нем не только актеры, но и зрители одновременно. В нем возможно все. Вот новый человек приходит в этот мир и.. день за днем сталкиваясь с чем-то, переживает внутреннюю борьбу, но чаще, увы, просто бежит по жизни. И приходится ему надевать то одну маску, то другую. А от самого себя никуда не денешься. Вот и сталкиваешься каждый день ,как это ни странно, с самим собой и со своим отражением в лице себе подобных. Самая большая загадка в мире-это сам человек с его отношениями, действиями и мыслями. А это уже прямое указание на вторую композицию альбома.

2.КУКЛА С ЧЕЛОВЕЧЕСКИМ ЛИЦОМ
Человек по природе своей не свободен и слаб. Не важно, какого он при этом пола. Вот она-бесполость! Все хотят одного и того же отсюда и ожидание, что придет некто, сделает пасс рукой и… А получив исполнение желания не знают, что с этим делать. Но чаще всего просто мечтают всю жизнь, занимаясь нелюбимым делом и живя нелюбимой жизнью.

3. НЕ В ОПЕРЕ ВЕНСКОЙ
Остается лишь одно - искать ответ на вопрос «в чем сила, брат». В любви? Все может быть. Еще одна сторона человеческой души. Человек, самый обычный, повседневный, не хватающий звезд с неба, выживает в мире. И вдруг с ним что-то происходит. А вот они, отношения, с поступками и мыслями, возгорающиеся в сердце как «огонь от искры изначальной». У каждого есть право на то, что б любить и быть любимым. Не важно, простой это смертный или сильный мира сего. Но мир-то держится на обычных людях. «Не граф Кентский» мол, но полюбить и такого можно. Возникает ощущение, что герои песни из разных социальных кругов с разными потребностями. Что для одного просто клубное приключение для другого очень сильные переживания.
Стоит копнуть глубже и становиться понятно, что человек подвержен страстям и искушениям. Шклярский вполне ясно намекает, что речь тут идет не просто о любви персонажей, а о страсти и, возможно, кое-о-чем еще: «Не в опере Венской, а в клубе смоленском друг друга … ЭХ!». Безудерджность и неоглядность, когда голова отключается напрочь. Запретный плод сладок да дорвались до бесплатного. Отсюда и заплаты на счастье, будто оно урывками, в подворотне, или, пардон, в клубном санузле. Все про жизнь. «Все о жизни как она есть». – Сказал по поводу этой песни Эдмунд Мечиславович. Что ж. Не верить ему, человеку многое повидавшему и опытному, было бы странно.



4. ФЕТИШ
«Не в опере Венской» и «Фетиш» очень грамотно поставлены рядом. Страсть проходит, искушение куда-то пропадает. Остается лишь сам человек. И тут, как в старом анекдоте про нового русского, два варианта следствиий: любовное томление, как некая зависимость (вполне справедливо вспоминаются слова Шклярского по поводу вампиров вообще и альбомов с данной тематикой) либо пустота и разбитое сердце от расставания с объектом нежной страсти. Идеалы, кумиры и предметы. Остается только в омут с головой. Вот он тонкий и острый край. Грань, которую от безысходности хочется перейти.

5. КАРЛИК НОС
Люди есть всякие: слабые духовно или духовно или сильные по тем же критериям. Сильный духом человек может преодолеть разного рода искушения. Что ему до создаваемых кем-то фетишей! А он не хороший и не плохой. Он другой. Он смог усовершенствоваться, укрепиться духом и стать другим. И не с кем не борется Только если сам с собой, со своими недостатками несовершенствами. Вспоминается книга К. Кастанеды, где ее герой - дон Хуан Матус - говорит примерно следующие: «Когда ты пойдешь по мосту, я не смогу тебе помочь. Ты должен пройти по нему сам. Один.» Так же вспомнился один интересный ответ на вопрос, заданный Гребенщикову:
-Борис Борисович, с чем же вы все-таки боритесь?
-С собственным несовершенством!
А остальным остается лишь гадать свой ли герой песни? Чужой ли? Мир не понимает его, так как ограничен стереотипами, рамками и всевозможными клише. А карлика Носа поймут только такие, как он сам. И сказка Вильгельма Гауфа вполне актуальна на сегодняшний день.

6. УРИМ ТУММИМ
«Чегой-то хочется, а кого не знаю». Тягостные размышления человека о бренности и смысле собственно существования. Любой живой человек когла-либо задавал такие вопросы и себе, и окружающим. Хочется знать, что же там дальше, а такого рода знания особого счастья не приносят, обращайся - не обращайся к говорящим камням. Вот и мается человек. С одной стороны не знает, что ждет его завтра, а с того страшно становиться. С другой стороны, собственное будущее тоже знать страшно. Да и не положено.
Ну, а вдруг…
Разрываюсь надвое между смысловым наполнением композиции, которое похоже на русскую былину, нравиться и удовлетворяет, и восточной музыкой. Это чисто субъективно. Ближний Восток не люблю. Рубаи Омара Хайяма читаю, а Ближний Восток не люблю. Ну, кому как. Да и Эдмунд Мечиславович на акына не похож.




7. РУСЫКОСЫ, НОГИ БОСЫ
К сожалению, забыла фамилию художника, нарисовавшего картину «Изгнание из рая». Так всегда. Все, что визуальное запоминается. А вот названия улиц, имена актеров, писателей и художников - не всегда.
Странным образом песня ассоциируется с данной картиной. И тянется, тянется тонкая нить, соединяя Изначальные времена Адама и Евы и мир сегодняшний. Среди грешности и непредсказуемости мира есть то, что заставляет посмотреть в верх, в глубокие бездонные небеса и ощутить себя не просто существом а всеобщей частью. А защитник один, данный каждому из нас с самого начала вместе с билетом в жизненный ТЕАТР АБСУРДА. ТОТ, кто поймет, кем бы человек не был. ТОТ, кто заслонит крылом и утешит в трудную минуту. Есть время грешить, есть время каятся, есть время совершенствоваться, проходя свой путь от начала и до конца. Ведь один исправившийся грешник намного дороже, чем 100 праведников. В страшном пожаре страстей выковывается истинная любовь, укрепляющая дух, дающая посмотреть на все совершенно с другой стороны. Это не та любовь, которая была в «Не в опере Венской», а другая, тихая и спокойная. А вверху только «Небо, что смотрит на нас из высоких окон». Путь лишь один и одинаков для всех. Но вот вопрос, все ли смогут достигнуть желаемого пункта назначения?

8. УЙДУ-ОСТАНУСЬ
Замечательна джазовая композиция на стихи Алины шклярской. Чем-то напоминает песню «Падший ангел, сын Греха». Опять взаимосвязь с предыдущим номером. «Это все, что останется после меня. Это все, что возьму я с собой». А уйду или останусь-дело десятое. Важно то, что человек несет в себе по жизни. И хочется «продолжения банкета», а время то, увы, не резиновое.

9-10. ДИКАЯ ПЕВИЦА, НАЧАЛО ИГРЫ
«Есть любовь мужчины к женщине, есть любовь мужчины к мужчине, есть любовь женщины к женщине, а есть любовь… А теперь-слайды.» В этом анекдоте была любовь к Родине. А я бы сказала - любовь к жизни. Чем старше человек становится, тем более он начинает любить и ценить убегающее время жизни, какая бы она не была несуразная, хилая и абсурдная. «А живым все хорошо. Наше дело сторона- сиди себе на солнышке, грейся…». - Сказал доктор из фильма «Формула любви», сыгранный Броневым.
И зазвучат голоса ангелов. Круг замкнулся.

11. И СМОЕТСЯ ГРИМ
Мелодика отсылает слушателя к альбому «Пить электричество».
Кто-то уходит, появляется новый зритель-участник ТЕАТРА АБСУРДА. Механизм скрипя работает и отсчитывает циклы. Сменяют друг друга времена года и суток. И поряток таков многие-многие миллионы лет. А значит история не заканчивается. И смоется грим с лиц уходящих, а новоприбывшие напудряд свои лбы, наденут парики и маски…

С одной стороны показана цикличность процессов на примере отдельно взятой личности. С другой стороны взаимосвязь в триаде мир-человек-общество. Есть куда стремиться. «Мне всегда был интересен человек, впервые столкнувшийся с чем-то. Идущий по жизни что-то преодолевая».- Сказал как-то Эдмунд Шклярский. Что ж. Все мы «люди родом ниоткуда» в ТЕАТРЕ АБСУРДА.

16:30 

Будуще есть всегда 17

Взгляд туманный пьет нирвану
Ида перевела взгляд со Збигнева на меня и спросила с сожалением, готовясь расплакаться:
-А дядя Збигнев умер?
-Конечно же нет. – Постаралась я успокоить девочку, хотя и сама себе не верила.- Вот еще! Глупости какие! Конечно, он жив!
Я трясла его, растирала его руки и лицо, делала искусственное дыхание и массаж сердца. Збигнев не хотел оживать. Возилась я долго. Мне хотелось лечь и умереть рядом с ним, и будь, что будет. Я не представляла своей жизни без него. Дети тоже взялись помогать приводить Збигнева в чувства. Очередной раз, приложив ухо к его груди, я услышала медленный стук сердца и подумала, может быть, он был жив, а я просто сильно испугавшись, этого не заметила. Может, я смогла вывести его из непростого состояния. Скажу кратко: если любишь-можешь все.
Руки Збыша потеплели, на бледном лице появился слабый румянец, губы, посиневшие ранее, стали нежно розовыми. Он дышал.
-Збышечка, посмотри на меня. Збышенька, милый, пожалуйста, посмотри. – Уговаривала я, растирая его грудь и плечи.
Веки Ченски дернулись.
-Ну же, Збыш! – Нетерпеливо и радостно воскликнула я.
Затем он приоткрыл глаза, но взгляд у него был мутный, пустой и отсутствующий. Он толи не видел меня, толи не узнавал.
-Збышек, это я! Я это! Твоя Алина! – Я так обрадоваласьи одновременно разнервничалась, что переврала собственное имя.
-Воде… - Прошептал Збигнев. Взгляд его стал более осмысленным. Я напоила его, осторожно приподняв его голову, а потом помогла ему сесть, прижавшись к нему. Ида и Алекс были рады, что дядя Збыш жив. Они радостно закружились по коридору. Ченски слабо улыбнулся. Но затем посмотрел на нас виновато.
-Щил нет. Не моге ищч. Очэн устал. Проше прошення.
Я все понимала. Видимо то необъяснимое с точки зрения логики, что сотворил Збыш, очень сильно изматывало, требовало большого напряжения и сил. Если сравнивать, то думаю, что это так же тяжело, как поднять грузовой автомобиль голыми руками.
Я крепко обняла его. Збигнев потянулся ко мне и жадно хватнул мои губы. Хоть он и пришел в себя, но был очень слаб. Все равно он не смог бы сейчас идти дальше, а часы показывали час ночи.
Мы решили устроиться на ночлег прямо в этом слабоосвещенном переходе. Рюкзаки были при нас, ведь Ченски отдал их мне, перед тем, как вступить в бой со стражами. Я помогла ему, вынув кусок брезента из рюкзака. Он бросил его Идее и Алексу, а сам вытащил свой туристический коврик, накрыл его курткой и уселся на него, запихнув рюкзак между своей спиной и стенкой. Меня он посадил к себе на колени, обернул палантином и прижал к себе. Дети уснули быстро. Я заснуть не могла. У меня болело все тело. Бедное существо внутри меня! Как оно там себя чувствует? Збыш тоже не спал.
-Длячего не щпиш? – Спросил он шопотом.
-Не могу. Болит все. – Призналась я. – Я устала, хочу домой и… мне страшно.
-Не бойще. – Прошептал Збигнев. Он чуть наклонился, легко коснулся моих губ, потом сильнее и сильнее. Я ждала этого поцелуя. Я хотела, чтоб он целовал меня. Нежно, сильно, страстно. Это помогло мне расслабиться.
-Збышек, а что это было? – Спросила я.
-Цо было? – Удивился он. – Поцеловал чебе.
-Нет, другое. Ты пел, и все рухнуло. Почему? Что это?
-А. Тэхника направленнего звуку. Знал едного чловека. Мы двое служили. Его ойчец ест шаманем з Тибэта. А тэн пшечив желання ойца стал воинем. Я млоды был очэн. Пшыячель мне обучил, а сам погыб. Он виджел мне. Знал, цо погыбнет. Я осталще. Не вьем, для чего такий ест.
Я нашла данный ответ исчерпывающим, так как знала, что Збигнев обладает странными свойствами: читает мысли, впадает в транс и может, если захочет, узнать о человеке все.
-Почему рождаются такие люди с расширенными возможностями, как ты?
-Не вьем, Алина.- Вздохнул он. – Я родилще в космосе, на борту корабля, кьеды мама летэла на встрэче с ойцем. Он тэж военны. То было не далеко од сэктора свэрхновей. На границе. Може гвязда выновата?
Я хихикнула и поинтересовалась:
-А предметы взглядом не двигаешь?
-Не. Не умейю. – Улыбнулся мой Збышек и тут же предложил. – Давай щпач, Алинка. Устал.
Сон навалился как-то сразу. Збыш откинулся на рюкзак и уже легонько посапывал. Заснула и я. Может, это он повлиял на мой сон, но в этот раз мне приснился бабушкин яблоневый сад. Яблони, ветви которых гнулись к земле от обилия крупных, зрелых, красивых, светящихся на солнце, плодов. Лето. Ясное голубое небо.
Солнце просвечивало сквозь листву, играло в моих рыжих кудрях. От земли шло тепло, и я ступала босыми ногами по свежей и густой зеленой траве. Какая же она приятная!
Яблоки были повсюду: на ветках, на земле, в подоле моего летнего сарафана. Такие крупные и манящие своей красотой. Я подобрала еще одно крупное красивое яблоко, но в подол не положила, а оставила в своей руке. Оно было такое румяное солнечное и теплое.
Мне навстречу шел Збыш с корзиной в руках. В ней лежали и чудесные паданцы, и яблоки с веток, а он все продолжал их собирать и класть внутрь.
Збыш приблизился, протянул руку к низко наклонившейся ветви, сверкающей изумрудной листвой, и сорвал с нее крупное румяное яблоко, а потом протянул его мне и улыбнулся. Я подала ему свое. Мы обменялись спелыми плодами и одновременно надкусили их. Да, бабушкины яблоки были всегда не только самыми вкусными, но и самыми сочными. Сок брызнул из-под гладкой блестящей кожуры и обдал все мое лицо. Посмотрев на Збыша, я заметила, что и он извозился в яблочном соке. Однако нам это доставило ни с чем не сравнимое удовольствие. Мы хрустели плодами, обливаясь соком и, глядя друг на друга, смеялись.
Покончив с яблоками, мы принялись вытирать друг другу лица. Не заметили, как начали осыпать их нежными поцелуями, получая еще большее удовлетворение от любви и яблочного сока.
Сон понемногу таял, а ощущение радости и удовольствия все не проходило. Не прекращались и прикосновения к лицу. Приоткрыв глаза, я увидела, что Збышек осторожно и нежно целует меня. Я не стала ему мешать. Просто крепче прижалась к нему, что бы еще не надолго продлить оставшиеся от сна ощущения. Меня не покидало чувство огромного, не сравнимого ни с чем, счастья, которое, кажется, никогда не кончится.
Сейчас не было у меня никого роднее и ближе чем он - мой дорогой, родной, любимый Збигнев, готовый отдать за меня все и, даже, собственную жизнь.

Дети проснулись позже нас. Мы четверо перекусили остатками печенья. Что до меня, то даже печенье не помогло справиться с чувством голода. Бедный мой Збышек. Он-то ничего не мог сделать в этой ситуации. Он молчал, и, думаю, был голоден не меньше. И только мужская гордость не позволяла ему признаться в этом.
Мы, собравшись, медленно побрели по очередному, длинному и узкому, как кишка, коридору. По сравнению с остальным лабиринтом тут пыли вообще не было. Наверное, тут часто ходили. Вопрос заключался только в том «кто».
Далеко впереди мы увидели квадрат яркого света и почувствовали довольно ощутимый сквозняк. Еще один выход, но куда?
-Алекс, что там впереди? – Спросила я. Алекс пожал плечами.
-Мы никогда там не были.
Фрида предположила:
-Может, мы уже вышли?
-Може так. – Согласился Збигнев.
Мы потратили четверть часа, на то, что бы добраться до выхода. И вот мы выбрались на яркий свет, покинув слабо освещенный коридор лабиринта Машинграда.

Збыш повернул на лево, так как путь был перекрыт знаком «объезд». Сонька, уставшая разглядывать машины сквозь стекло, заснула в своем детском кресле. Збыш усмехнулся:
-Прямо, как в лабирынтах Балиона.
-Да. - Согласилась я. - Пришлось побегать тогда. Удивительно, как я выдержала?
-Героиня. – Улыбнулся муж. – Софья тоже. Крепкайя девчонка.
-Точно. Но как с ней пришлось помучиться потом! Четыре часа!
Конечно, Натка мне рассказывала всякие ужасы, но я не представляла, насколько это тяжело, больно и сложно. Крупненькая девочка оказалась.
Збигнев опять усмехнулся:
-Я чуть сам не родил. Вызвали в три часа ночи. А как тебя увидел, будто сам все почувствовал.
-Ты молодец, Збышек. Так меня поддержал, был рядом. Я ведь боялась, что…
Збыш не дал мне договорить и перебил:
-Не стоит о том. Помнишь, как я спросил, как назовешь?
-Помню. Ты ее тогда первый на руки взял. А еще я помню, как ты плакал.
-Я? – Удивился Збыш.
-Да. А я сказала, что ее будут звать Соней, в честь моей дальней пра-бабушки героини-фронтовички.
-Ну… да. – Задумчиво ответил он и снова улыбнулся. – Знайешь, я счастлив.
-Я тоже. – Ответила я. – Збышка, люблю тебя.
-И я люблю тебя. Очень.
За признаниями и воспоминаниями минувших дней, Збыш чуть не забыл нажать на тормоз. Водитель едущей впереди нас машины высунулся и погрозил Збышу кулаком. Збыш вздохнул и спокойно пожал плечами.
Родители жили недалеко от Серебряного Бора, но нам нужно было прежде заехать в супермаркет. Збигнев припарковал машину на открытой стоянке. Он разбудил Софью, высвободив ее из детского кресла, а затем открыл передо мной дверцу машины и помог вылезти. Посмотрел на часы.
-Успевайем.

УВАЖАЕМЫЕ ЧИТАТЕЛИ ДНЕВНИКА! 2-АЯ И ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНАЯ 3-АЯ ЧАСТИ ПОВЕСТИ «БУДУЩЕЕ ЕСТЬ ВСЕГДА» БУДЕТ ОПУБЛИКОВАНА НА «ЯЩИКЕ ПАНДОРЫ» ВО ВСТОРОЙ ПОЛОВИНЕ 2010 г. (АВГУСТ-СЕНТЯБРЬ), ГДЕ ВЫ УЗНАЕТЕ О ДАЛЬНЕЙШИХ И ОКОНЧАТЕЛЬНЫХ ПРИКЛЮЧЕНИЯХ ГЛАВНЫХ ГЕРОЕВ-АЛЁНЫ ДУМОВОЙ И ЗБИГНЕВА ЧЕНСКИ.
ДО СКОРЫХ ВСТРЕЧ!
MARYSIA OCZKOWSKA

15:05 

Тоска объявлений 2

Взгляд туманный пьет нирвану
ДОРОГИЕ ДРУЗЬЯ! ВПЕРЕДИ ЛЕТО-ПОРА ОТПУСКОВ. КАК И МНОГИЕ, Я ТОЖЕ УХОЖУ В ЗАСЛУЖЕННЫЙ ТВОРЧЕСКИЙ ОТПУСК. ВСТРЕТИМСЯ ПОЗЖЕ, ЧТОБЫ С НОВЫМИ СИЛАМИ И ВПЕЧТЛЕНИЯМИ ПРОДОЛЖИТЬ ОБЩЕНИЕ И ДАЛЬНЕЙШИЙ ОБМЕН ИНФОРМАЦИЕЙ. :)
MARYSIA OCZKOWSKA

P. S. БОЛЬШАЯ ПРОСЬБА ДЛЯ ТЕХ, КТО БЫВАЕТ В ДНЕВНИКАХ ЛЕТОМ, АКТИВНЕЕ КОММЕНТИРОВАТЬ СУЩЕСТВУЮЩИЕ ЗДЕСЬ ТЕМЫ И ЗАДАВАТЬ ПОБОЛЬШЕ ВОПРОСОВ. ;-)

15:22 

Возвращение

Взгляд туманный пьет нирвану
Вот я и вернулась. Нет. Я вовсе не путешествовала по свету, не совершала морских круизов. Я преспокойно провела время в уединении на собственной даче, где было задумано достаточное количество творческих идей, для воплощения которых требуется время. Не скрою, что этот летний период стал для меня очень тяжелым, что обернулось невозможностью выйти в контакт и нарушением жизненных функций, а это уже имело серьезные последствия. Но, слава Богу, сейчас все хорошо, и я возвращаюсь к вам, к тем о которых думала все это время.

15:27 

Ежик Ежи

Взгляд туманный пьет нирвану
На моей даче поселился удивительный "сосед"-герой веселых польских коммиксов-Еж Ежи.

15:32 

Будущее есть всегда 18

Взгляд туманный пьет нирвану
Начало положено, как и обещала, теперь вас ждет продолжение приключений Ченски и Думовой. Читайте на здоровье.

Часть II
Тайны Машинграда
День сложился весьма удачно. Мы побывали в гостях у моих родителей. Вся большая семья собралась сегодня за столом, даже моя бабушка приехала.
Бабуля, как всегда, решила похвалиться перед гостем фотографиями из семейного альбома. Федя тоже их видел. Я знала, что так моя бабуля выказывает свое расположение. И Збигнев и Федя ей нравились оба. Впрочем, чему удивляться? Збыш ездил к «старей пани», что бы совершенствовать свою речь. И та уважительно отнеслась к человеку, который учится по жизни и делает это с упорством и удовольствием.
В альбоме были фотографии и военных лет. Вдруг Збыш радостно ахнул и показал на старое фото, где были запечатлены пять красивых молодых парней-солдат. Трое были в пилотках, один-в военной кепочке, а еще двое с непокрытой головой. И все они улыбались. Парень-в-кепочке кого-то очень сильно мне напоминал.
-А та у меня имеется! Та фотография!
-Ты о чем, Збышек?
-Видишь?
-Вижу. – ответила я. – Мой далекий прадед Павел Иванович Думов. Он всю войну прошел. До Берлина. Через Варша…Подожди, а откуда у тебя такая же фотография?
-Вот он. - Збыш указал на парня в военной кепочке. – А это мой далекий прадед. Збигнев Ченски.
-Как? Он тоже Збигнев?
-Меня как его назвали. И он дошел до Берлина. Ну… вмэсте дошли. Дружили очэн.
Бабушка внимательно поглядела на Збышека, затем на фото и заключила:
-А вы с ним одно лицо. И глаза те же, и улыбка, и уши. Как близнецы.
Вот почему, когда он первый раз приехал к ней на занятия, она так пристально его разглядывала!
-Что же ты не сказал, что…
-Прошти, не знал. Может, Думовых в мире много. Какой из них кто?
Бабушка улыбаясь ласково пригладила волосы Збыша.
-Ах, Збышек-Збышек. Хороший ты мальчик.
Он по-доброму и как-то очень кротко улыбнулся в ответ, а я тихо хихикнула. Знала бы моя бабусенька сколько этому «мальчику» лет!
Ирония судьбы: дальние правнуки русского офицера и его польского друга, воевавших вместе, встретились, чтобы никогда не расставаться. М-да. А продумать тут есть над чем.
В следующий момент Денис увел у нас Збыша для каких-то мужских разговоров.
Муж сестры давно перестал ревновать Наталью к Збышу. Даже, более того, Збигнев сумел найти с ним общий язык и подружиться. И сейчас они мирно беседовали, устроившись на диване в комнате. Збышек был совершенно неконфликтен, уравновешен, раздражался и сердился редко. Если его что-то огорчало или не удовлетворяло, он просто замолкал на долгое время.
Родители уже привыкли к Збигневу. Правда, папа относился к Ченски немного строговато, но и он признавал, что я и Збыш отличная пара, не говоря о том, что Збигнев мужик толковый. Папе нравились серьезные деловые люди, и, по его мнению, Збыш тоже попадал в эту категорию. Ченски, по отношению к моим родителям, вел себя очень спокойно и уважительно.

Теперь мы были дома. Мы не так давно приехали из гостей и, уложив дочку спать, обосновались на кухне, чтобы вдвоем попить чай в спокойной обстановке.
Мы сидели на диванчике у стола. От горячих чашек вкусного крепкого чая поднимался пар. Завтра девятое марта, суббота, еще один выходной день. День, когда мы можем побыть вместе.
Збыш обнял меня. От него шли волны успокаивающего тепла. Нас снова захлестнула волна воспоминаний. Теперь же все пережитое казалось каким-то нереальным и страшным сном. Удивительно, как мы смогли пережить этот ужас и победить. Лабиринт-это такая малость, по сравнению с тем, с чем нам пришлось столкнуться. Столкнуться и выдержать, вновь обретя друг друга и тех, кто готов был нам помочь.

Зал был просторным. Из середины купола над нашими головами лился яркий свет. Прямо перед нами был металлический, кованый парапет, ограждающий зияющий, огромный, абсолютно круглый провал в полу. В этот зал вели и другие выходы.
Архитектура тут была совершенно иная нежели в других помещениях. Белый, словно снег, купол создавал впечатление ледяного потолка. Лепнина на нем была тонкой работы и представляла собой круги, треугольники и какие-то непонятные знаки.
Светильник находился где-то в толще купола, а свет мягкий и не слепящий глаза, легко рассеивался и отражался от потолка, плавно переходящего в стены. Парапет, скорее всего, сделали с помощью ручной ковки. Узкая полоса пола была выложена плиткой и кое-где имелась мозаика. Из круглого провала сильно дуло.
Я просто обалдела от такой красоты. Подошла к парапету и заглянула вниз. Однако увидеть, что там внизу, я так и не успела, потому что мой милый отвлек меня, дернув за рукав, а дети хором воскликнули:
-Гном!!
Обернувшись и посмотрев в ту сторону, куда Ида указывала пальцем, я застыла на месте. Вот оно-открытие! Поодаль от нас стояло серокожее, большеглазое, длиннорукое, длинноногое, короткотелое, лысое существо и делало какие-то странные махи трехпалыми кистями рук, глядя на нас. Нос на его лице почти совсем отсутствовал, а узкая полоса рта издавала тонкие завывающие звуки. Еще я заметила, что одежда на существе будто плавно переходила в кожу тела, а затем, в обувь с плоской подошвой. Существо было намного ниже Збигнева и уже его в плечах.
Мы со Збигневым настроили свои ЭП. Эту замечательную штуку для общения разработали авитанцы, для которых выучить какой-либо земной язык не представлялось возможным ввиду их физиологических особенностей. А затем технологию купила японская компания и, усовершенствовав ее, пустила в производство на Земле. Этот уникальный прибор мог расшифровать любые звуки, вплоть до рыка тигра или щебета птиц. Этот прибор не только переводил обращение к его владельцу, но и передавал речь самого владельца. Иногда я развлекалась, разговаривая дома со своим котом Васькой. Конечно, я не слишком разбираюсь в технических процессах, но ЭП, опробованный на межзвездных конференциях, дал очень хорошие результаты, расшифровав речь ученых с Аль-Пирр, в речи которых был только один трещащий звук, произносимый с миллионом разных интонаций. Во всяком случае, на расшифровку какой-либо разумной речи у ЭП уходило, самое большее, около 2 минут.
Что ж, общаться с представителями иных цивилизаций и изучать их жизнь - моя профессиональная обязанность. Я сделала шаг вперед. «Гном» низко наклонился, каснувшись пола ладонями, а потом я услышала перевод его речи.
-Приветствую представителей Наукограда в Кригороде. Мое имя Дьо. Я тут для того, чтоб помочь вам. Следуйте за мной.
Мы переглянулись. Збыш недоверчиво посмотрел на Дьо, но последовал за ним.
Дьо нырнул в боковой проход. Коридора там не было, но были пневмодвери. Они открылись и мы оказались в хорошо освещенном сферическом помещении. Рядом с пневмодверями в стену была вмурована панель с написанными на ней значками. Дьо легко коснулся двух знаков пальцами. Через мгновение двери вновь открылись, выпустив нас в… очередной длинный коридор. Ох! Опять лабиринт!
Только на сей раз, коридор был красивый-на стене каменная резьба, на сводчатом потолке все та же лепнина и светильники с белым мягким светом.
И везде по обе стороны небольшие створчатые полукруглые пневмодври. Над каждым входом все те же знаки.
Я догадалась, что, вероятно, это жилые помещения-квартиры представителей неведомой цивилизации живых, которые каким-то чудом сохранились на Балионе. А знаки-порядковые номера помещений или обозначения имен хозяев, живущих в данных квартирах..
-Мы живем здесь. – Поясил Дьо. Моя догадка подтвердилась. Выглянув из арочного проема, я заметила, что архитектурные особенности очень схожи с особенностями купольного зала. Та же мозаика на полу, тот же парапет, только над головой вместо купола был тот самый идеально круглый провал, в который я так и не заглянула. А это значит, нас спустили на лифте на нижний этаж. Кригород был коническим, имел радиально-кольцевую структуру застройки и уходил глубоко в недра Балиона. Такие круглые провалы расширялись к его основанию. Нулевой этаж соответствовал уровню расположения Машинграда, а этажи, уходящие вверх и вниз от этого уровня нумеровались с первого и минус первого этажа.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

21:58 

Виды Москвы. Орехово-Борисово

Взгляд туманный пьет нирвану
Когда-то и мне пришлось побывать там. Рядом Домодедово. По ночам самолеты взлетают - красота. Да и природа красивая. Жаль, что пришлось фотографировать в пасмурный день.

22:02 

Шарж

Взгляд туманный пьет нирвану
Сидючи летом на даче все думала, как там ОНИ? Почему-то на ум пришла забавная картинка.

22:05 

Тучка

Взгляд туманный пьет нирвану
Это было наброском к другой картине. Догадайтесь к какой?

22:07 

Прикол

Взгляд туманный пьет нирвану
На выставке комиксов сфотала вот такую забавную вещь.

22:09 

А как вам это?

Взгляд туманный пьет нирвану
На репетициях в гримерной,
Перед концертом будь готов!
Друзья всё травят анекдоты,
И он смеется беззаботно,
Веселый, милый… без очков

22:11 

Будущее есть всегда 19

Взгляд туманный пьет нирвану
Пока я рассматривала помещение, Дьо закончил краткую экскурсионную лекцию о городе и подвел нас к одной, из многочисленных пневмодверей. Положил на нее руки, створки распахнулись.
Мы вошли. Збыш поинтересовался, не воруют ли тут, но Дьо успокоил, сказав, что брать у него нечего, да и ему ничего не нужно.
Мы не сразу заметили второе такое же существо, стоящее у дальней стены прямоугольного помещения. Дьо показал на него и промолвил:
-Кра Ану. Крика.
-То ест он? Она? – Збигнев с любопытством взирал на второе серое нечто.
-Хозяйка. – Объяснил Дьо.
-А. Жона. Понятне.
Ану и Дьо защебетали между собой. Теперь Дьо объяснял жене, что мы вовсе не опасны, попали в очень непростые обстоятельства и нам необходимо помочь. Однако то, что мы можем быть так же им полезны, я тоже слышала. Ану была чуть выше мужа, ее короткое тело расширялось к низу, образовывая грушевидную форму. Интересно, у них женщины все такие, или такой эффект грушевидности возникает с возрастом? А, кстати, сколько же им лет? От мужа она отличалась еще роговым наростом, вокруг задней части головы. Вообщем, муж и жена-одна…
Дьо закончил «дипломатические переговоры» с женой. Видимо, он все ж убедил ее. А дальше он подвел ее к нам, что бы познакомиться. Если глаза зеркало души, то в глазах наших новых знакомых, таких больших и темных, как омут, я не отражалось ни одной эмоции, впрочем, как и на их почти безносых, безбровых и узкогубых лицах.
-Этнолог Алена Думова, программист-реконструктор Збигнев Ченски, и еще… Фрида и Александр. – Познакомила я своих друзей с Дьо и Анну, показывая им на каждого члена нашей маленькой компании.
Анну оказалась более общительной, чем мне показалось. Она выставила вперед трехпалую ладонь, приложила ее к моей груди и сказала:
-Хорошая встреча. Кра Ану. Крика. Кригонче.
-Очень приятно.- Сказала я одновременно со Збигневым.
Чуть позже Дьо обьяснил, что кригонче-это самка (женщина), кригон – это самец (мужчина). Пара – это кригонё-ни, а весь их народ зовется Кригонь. Оказалось, что Ану – несущая. Сначала я подумала, что так переводится ее имя, но слово «нести» в языке кригонов по отношению к замужней женской особи обозначало «быть беременной». А «крика», как правильно понял Збигнев – это «отданная» или «супруга».

Мы осмотрелись. В длинной, напоминающей ящик для огуречной рассады ящик, комнате было светло. Светился весь потолок. Однако этот свет не слепил, наоборот, был весьма приятным. Все необычное помещение было белым. Скорее всего его просто вырубли в горной породе, а затем зашпаклевали и покрасили, если так это можно было назвать. Приглядевшись, я заметила, что стены разделены тонкими линиями на большие и маленькие прямоугольники.
На стене у дверей горели разными цветами непонятные знаки, располагаясь сверху в низ в строго геометрическом порядке внутри очерченной прямоугольной границы, светящейся красным светом.
На противоположной от двери, дальней стене я увидела вмурованное в стену странное маленькое квадратное окошко, закрытое черным светозащитным стеклом.
Мебели в комнате не наблюдалось. Неужели наши новые знакомые едят и спят стоя? М-да, ничего лишнего!
В это время мой желудок громко зарычал, напоминая о себе. Я смутилась. Збигнев заметил это. Дьо удивленно посмотрел на меня, чем смутил меня еще больше.
-Скажите, Кра Алена, Вы хорошо себя чувствуете? – Поинтересовался он. – Что с Вашим организмом?
Збигнев опередил меня:
-Проштите, пан Дьо. Мы так шли. Очэнь долге. Пани ест здрова, но так ест, когда не ма питання.
-И я прошу извинений, Кри Збигнев. – Ответил Дьо. – Я долго наблюдал за вашим передвижением и я понимаю что уровень вашей энергии на нуле, но я не знаю, какова будет реакция ваших организмов на наше питание.
-Ничего страшньего. Я моге пробыват первши, а ещли нормальнее, то и други тэж.
Дьо счел ответ Збигнева удовлетворительным, подошел к светящимся знакам и скользнул по ним всеми тремя пальцами. Из левой стены выехала небольшая консоль и два широких лежака, слегка наклоненные под углом к полу.
Мы бы поместились на них, только если бы легли в позе эмбриона, а наши новые друзья помещались на них во весь свой небольшой рост с легкостью.
Затем Анну подошла к оконцу со светозащитным стеклом, положила на стекло свою ладонь, а через пару минут убрала. Окошко распахнулось. За стеклом оказалось что-то вроде духового шкафа, с каким-то странным оборудованием внутри. Интересно, каких осьминогов или тараканов они едят?
Анну вытащила оттуда две продолговатые плошки из блестящего неметалла, которые были наполнены какой-то белой пастой и положена лопаточка из того же материала.
Она поставила плошки на консоль. Так мы поняли, что это обеденный стол.
Збигнев прошел и сел на пол, пояснив, что он слишком тяжел для кригонской мебели.
Мы следили за ним, затаив дыхание. Збыш спокойно, будто ел обычный борщ, расправился с содержимым плошки. Затем обернулся к нам и махнул рукой, приглашая нас к обеду:
-Не опасне.
Анну достала еще пару плошек для Фриды и Алекса. Она объяснила, что этот прибор за стеклом дает готовой еды столько, сколько пожелаешь, а готовится она автоматически. За технологией процесса приготовления следят кригоны, добавляющие в еду специи. Затем еда автоматически доставляется на дом каждому живому жителю.
Я попробовала. Паста была пряной, не соленой и чуть сладковатой на вкус. Очень вязкая и скользкая, неожиданно приятная, но не вызывающая отвращения. Я даже удивилась и подумала, что моим организмом даже не все земные блюда усваивались, а тут…
-Это Нёё-Таши. – Пояснил Дьо.
Анну выставила на стол еще плошки с какой-то зеленой кашицей. Сказала, что это приправа и ее добавляют в главное блюдо, а производят из растений, выращенных в специальной оранжерее гидропонным способом.
Боясь обидеть хозяйку, я откушала и это блюдо. Но оно мне показалось не слишком вкусным. Утешало лишь одно, что в отличие от Нёё-Таши оно было приготовлено из растительности. Называлось оно Шич. Хозяева обедали вместе с нами.
Позже я спросила у Ану, из чего делается Нёё-Таши? Ответ просто поразил меня, когда я поняла, что мы ели.
-Это Бурлящий Полз. Его доставляют с поверхности ловцы. Многие из них погибают.
Мне стало ясно, что Бурлящий Полз – это то самое нечто, по вине которого мы и попали сюда, только приготовленный. Вареный или пареный-уже не важно. Вспомнив склизкую массу, я судорожно глотнула, воздуха почему-то стало не хватать.
-А то живойе? Може оно растет? – Заинтересовался Збыш.
-Это сообщество коллективных одноклеточных организмов. Его когда-то вывели последние ученые Криллы, чтобы мы не умерли от голода. – Сказал спокойно Дьо.- Когда-то очень давно нашу планету постигла печальная участь. Письменных источников не осталось, но историю передают с помощью общения. В нашу Криллу попал небесный камень. Почти все, что было под Звездой, умерло. Не стало Великой Воды, и началась Великая Сушь и туман, а потом холод. Кригонь ушли под землю, в убежища унеся с собой то живое, что могли спасти и имели при себе. Позже они расширили убежища, превратив их в подземные города. Сменилось 3 поколения прежде, чем мы вышли под свет Звезды. Крилла стала другой. Чужой для нас. Великий Кри Тайо объявил нам волю Богов, что ради разумной безопасности мы будем строить подземные города. А затем сюда пришли Неживые. Кри Тайо предал нас, и теперь мы работаем для блага наших хозяев. Они дают нам пищу, дают нам работу и разумно распределяют ее, дают нам время на отдых и сон. Но нам за работой нельзя разговаривать, нельзя без разрешения выходить на поверхность. Да, они не вмешиваются в дела нашего народа и в процесс размножения, но у нас существует строгий отбор. Детей, которых находят непригодными к точным наукам и технике объявляют одержимыми Великим Бездельником и уничтожают, других же имеющих такие склонности обучают и развивают. А затем они становятся полезным живым звеном в обществе. Говорят, когда-то у нас был и звукотон, и образопостроение. Теперь же ничего нет. Это запрещено, так как это, по мнению наших хозяев, развращает и делает любого из нас одержимым.
-Ужас! – У меня не осталось слов, что бы выразить свое возмущение по поводу такой дискриминации коренного населения с его последующим геноцидом.
-А цо ест звукотон и образо-построенне?- Збышека и впрямь заинтересовала история чуждого ему народа.
-Извлечение звуков и образов. – Объяснил Дьо.
-Збыш, это музыка и живопись! – Догадалась я. – Это значит, что большую часть культуры у них отняли, запретили, понимаешь? – И сразу я обратилась к кригонам. – А верите вы в кого?
-Есть Великий Конструктор и Великий Бездельник…- Начала Ану, но я перебила ее, не дав ей договорить.
-Нет. У вас же были свои Боги?
-Они у нас есть. Но эти два-Верховные. – Ответил Дьо.
-Понятне. Они своих Богув тэж навязли. Ране тамте Боги были?
-Я не знаю. – Мне послышалась в словах Дьо легкая грусть. – Я еще очень мало живу.
-Так если вы все так счастливы, то в чем состоит наша помощь?
– Мы не удовлетворены. Да, чего нам желать? Но мы лишены права контактировать с другими расами, делиться своим опытом, получать от них новые знания, тем самым, исключая себя самих из великого многообразия миров. Мы заперты в этих городах и являемся просто сырьевым придатком огромной разумной фабрики. Нашим детям не оставляют выбора в жизни. Нам некуда идти, потому что наша Крилла мертва, а мы лишены возможности восстановить хотя бы малую долю утраченного. Многие Кригонь думают так же, но много и тех, кто отвергает саму возможность жить так, как им хочется. Я выходил без разрешения на поверхность и видел там совершенно другой мир-ваш мир. Тот мир, которого мы лишены. А еще Ану –Несущая, и я не знаю, оставят ли наше дитя в живых или нам придется расстаться с ним навсегда. Крика производит лишь раз в жизни. Это физиологический закон. Нас и так мало, а из всего потока родившихся уничтожается 2/3. Самовоспроизводство не достаточно, чтобы сбалансировать расход.
Мы со Збышем задумались. Дети погрустнели. Фрида явно не желала, что бы «с гномами случилось несчастье», Алекс, наверное, подумал о матери, ведь он был старше и лучше помнил Ингрид.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

11:49 

мачете

Взгляд туманный пьет нирвану
Ходила недавно на фильм «Мачете». Конечно, как всегда, море крови и гора трупов. Главный герой страшон, как война, которую он ведет со всеми-с полицией, мафией, чиновниками… Однако, не смотря на это он мил и остроумен (если, конечно не забывать и профизическую силу на грани возможного). А чего стоит фраза «Мачете не смс-ит!». А мужик и впрямь хоть куда: и крышу перекрыть, и газон постричь и негодяев замочить. Вообщем золото. Говорит мало, думает и действует много. Вообщем замачетил всех негодяев. А зовут актера Дэнни Трехо. Влюбиться можно-смотрите сами.
P.S. Некоторые факты:
В молодости Дэнни провел некоторое время в тюрьме. Поэтому ему довольно часто предлагают играть роли уголовников и брутальных парней.
На теле у Дэнни множество татуировок. Самая заметная из них — сеньорита на груди.
Его отцом был мексиканец, а мама — испанкой.
Двоюродным братом Дэнни является известный кинорежиссёр Роберт Родригес, неоднократно снимавший кузена в своих фильмах.

14:28 

Картины Жозефины Уолл. Лев

Взгляд туманный пьет нирвану
Львище!

14:30 

Облака

Взгляд туманный пьет нирвану
Вечером на да че сфотала вот такие чудо-облака.:)

Ящик Пандоры

главная