Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Стремный корабль желанья и грез





URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
12:32 

Шаман

Взгляд туманный пьет нирвану
Когда-то они были лицом и совестью, выражающими волю Бога или нескольких Богов. Сейчас им в этом Мире отражения не осталось, как почти так, же не осталось и их самих. Настоящих. Среди нас. А может они просто спрятались и поселились в нас, а мы и не знаем того? Или просто ушли, оставив нас самих ждать голоса Бога?

12:38 

На грани

Взгляд туманный пьет нирвану


19:51 

ЦДХ 21.05.2009 Хроника одного концерта

Взгляд туманный пьет нирвану
Хроника одного концерта
Антикризисная мера по повышению жизненных сил

21.05.09
Глядя на расписание концертов группы Пикник я грустно вздыхала об их отсутствии весной в Москве. «Что же случилось?-Думала я.-Неужели такой родной и любимый ЦДХ сломали? Как же быть без весенних концертов?» Но опасения были напрасными. Одним холодным весенним днем (именно холодным, потому как, чувствуя назревший мировой кризис, даже погода решила, что тепло-это роскошь) на мобильный телефон пришло сообщение от одного очень дорогого мне человека о том, что концерты в ЦДХ будут. Два дня. В мае.
Долго пытаясь разобраться с рабочими делами, я никак не могла найти время для поездки за билетом. И вот, в конце апреля заветная мечта осуществилась. Правда, в качестве билета на один день. Кризис, однако. Но я и этому была рада. Все же место на четвертом ряду не часто можно достать.
Ради любопытства, избыток которого у моей кошки будет поболее, заглянула на сайты. О, чудо! Тот долгожданный художественный альбом должен презентоваться как раз в ЦДХ, два дня подряд. О, Боги, разделите со мной радость!
21.мая выдался очень дождливым. Я напевала «Еще один дождь» и собиралась на концерт. Незадолго до выхода я на миг замерла и подумала: «А как же Эдмунд Мечиславович?» По сему было решено сквозь дождь и ветер направится за презентом. И презент нашелся: тихий Лунный Ангел. Он был настолько мил, он словно ждал своего часа, словно просился сам… «Надеюсь, -подумала я, спеша поскорее попасть в метро, - Это развлечет маэстро.»
Когда я, наконец, добралась до метро, дождь вдруг прекратился, облака расползлись по небу рваной ватой, и выглянуло солнце. «Наверное, - опять подумала я, -у Эдмунда Мечиславовича сегодня хорошее настроение.»
Антикризисная Москва, собственно, ничем не отличается от Москвы докризисной. Все те же бабки около метро, торгующие тряпками и цветами с зеленью, те же иномарки возле ЦДХ…
Только в кафэ самого ЦДХ было как-то малолюдно. То ли все свой пар выпустили еще 20 мая, то ли кризис выпить чашку чая (или кофе, а может и чего погорячее) не дает. Своих форумцев не видела давно, а в этот день наших было крайне мало. Может потому, что на второй день каждый пришел сам по себе? А может опять все дело в кризис упирается?
Перед концертом у сцены раскинулась торговля дисками, книжками и прочей пикниковой атрибутикой. Я была уже предупреждена заботливой подружкой и потому первым делом прошла именно туда. Толпа гудела. Кто не был или не успел приобрести художественный альбом картин Э. Шклярского – приобретали. Среди них была и я. Издание оказалось увесистым, но от этого не менее интересным. Альбом был чудесным!
И вот, свет погас. На сцену неспеша и очень тихо вышел Шклярский…
Запоминать по названиям весь плей-лист слишком трудоемко. Ведь остается в памяти только то, что реально понравилось. А понравилось немало.
Прежде всего не ожидала, что в программе будут такие песни как «Не кончается пытка» и «Иероглиф». Прежде все запомнились они необычными инструментами, использующимися на концерте. В «Пытке», например, терминвокс. Принцип действия похож на Гиперболоид, но вместо света высота звука управляется вполне обычной человеческой рукой. Почему-то в тот момент вспомнилась Живая Виоланчель. Видимо эффект от странных звуков был схожий.
Эдмунд Мечиславович порадовал всех возвращением «Иероглифа», ведь после ухода С.И. Воронина, казалось, уже ничего не реанимирует и не воскресит эту песню, в которой 60 % -клавишные. Но стараниями Шклярских-старшего и младшего (Станислава Эдмундовича) песня все же ожила и приобрела первоначальный вид. Однако, нововведения в виде восточных песнопений и Электрического Голоса, коими порадовал нас пан Шклярский, было весьма завораживающим.
А «Заратустру» дружно подпевал расшевелившийся зал.
Была и еще одна песня, ранее не исполнявшаяся почему-то на концертах-«С тех пор как сгорели дома». Концертное исполнение мне понравилось больше, чем студийная версия. Все же песня в записи имеет большой процент стрема, а вот на концерте-нет. И слушается хорошо. Обработка что ли другая? А еще были «Нигредо» и «Ночь».
Я сразу заметила, что Марат был без микрофона. Удивилась. Заинтересовалась. Узнала только то, что у Марата горло болит. А вот почему, наверное, надо было спрашивать у него самого. Мне стало его жаль. Такого большого, смешного и милого. Держись Марат! Но все же простуда не помешала ему веселить весь зал.
Прошло время и руководитель группы объявил:
-Пятнадцать минут пе-ре-рыв!
Но прошло только три минуты, после начала перерыва, а его уже вытащили на сцену. Окинув толпу, гудящую в партере умным, спокойным и добрым взглядом, Эдмунд Мечиславович уселся на сцене на комбик, поближе к народу и терпеливо стал подписывать альбомы. Рядом стоял помошник-посредник и передавал альбомы на подпись и обратно, спрашивая у каждого на чье имя кому подписывать. Кусочек счастья достался и мне. Эдмунд Мечиславович, спасибо большое!
Если первое отделение было достаточно медленным, то во втором темп ускорился. «Серебра» в этот раз обошлось без Гиперболоида, впрочем, как и «Египтянин» в 1-ом отделении без Новоегипетского инструмента. Очень хорошо было слушать «Говорит и показывает», «Железные мантры», «Фиолетово черный», «Недобитый романтик», «У шамана 3 руки» и др. Марат, весьма раззадорился во втором отделении, призывая зрителей мимикой и жестами веселиться в полную силу. В тот момент я сочла, что даже если вышел он, не дай Бог, с температурой на сцену, то, получив огромную дозу энергии, температуру эту сбил.
Леонид Кирнос и Стас Эдмундович старались вовсю. Клавиши уже хорошо слушались юношу. А ударная установка под руками Кирноса пела в 100 раз лучше, чем барабаны шаманов мира, и вводила в приятный транс.
Все когда-нибудь кончается. Вот и закончилось основное отделение концерта. Зал требовал «на бис». Пикник вышел. Отыграли песню «Шарманка» и традиционный «Край земли».
К сожалению или к счастью на этом празднике отсутствовал лишь И. Васильев, поэтому концерт прошел без театрализации, а шаманизации на нем и так хватало.
Вот и финал. Подарки раздарены. Афтографы получены. Пора домой.
Постояв перед ЦДХ еще немного, наша небольшая компания из тех, кто дошел на данный концерт, отправилась до метро. Оглянувшись, издалека мы видели, как спешат к своему миниавтобусику уставшие музыканты.
Стоял тихий ясный московский вечер. И тут я подумала: «А НУ ЕГО, ЭТОТ КРИЗИС!»
Спасибо администрации ЦДХ,
всей группе Пикник, включая
техработников сцены, а так же
большое спасибо Эдмунду
Мечиславовичу
Шклярскому
за тепло, доброту и терпение.
Мари-Джей Кеноби (Марыся)

16:58 

Рождение Синего Ангела*

Взгляд туманный пьет нирвану
 Раскалена, потрескана планета.
 Ни жизни нет, ни смерти. Ни души.
 И нет на ней ни ночи, ни рассвета,
 Лишь постоянство хаоса в тиши.
 Явилось вдруг из статики, из ниоткуда,
 Сломало скорлупу движением одним
 И вырвалось, и стало первый чудом.
 И стал Мир первым Ангелом храним.
 А он, сверкающий, искрящийся в полете,
 Расправил крылья, отливая синевой.
 Под звездами рожденный чистым и свободным
 Чтоб Миру дать дыхание и напитать водой.
14.12.08

* Картина была подарена и сохранилась только в цифровом варианте.

17:00 

Кошки

Взгляд туманный пьет нирвану
Любишь ли кошек,
Поющих любвь, на бархатных ложах?
Мягкие лапы, острые когти,
Белые зубы, гибкие кости.
Любишь ли кошек,
Затасканных, грязных, у лавочных ножек,
Глядящихся в лужи,
На шапки похожих,
Пинка заслуживших,
От злобных прохожих?
Любишь ли кошек
Загадочных, хищных и невозможных?
Кошки-солдаты, кошки-рабочие,
Кошки-философы и всякие прочие.
Кошки пятнистые и полосатые,
Однотонные, лысые и волосатые.
Разнообразие на них не кончается.
Видишь меня ли ты? Что получается?
Кошки во мне и снаружи немножко.
Люди как кошки. Любишь ли кошек?
3. 04. 2005

17:01 

Пустынный Ангел

Взгляд туманный пьет нирвану
Солнце только встало, но уже льет свои жаркие лучи на пустынный песок. Трескаются, сверкая на солнце скалы, а облака так малы, что бессильны против палящего зноя и не могут обронить ни капли драгоценной живительной влаги. Но вдруг повеет свежестью. И прилетит Ангел. И среди безжизненных песков вырастет первое деревце….

15:29 

Механизм

Взгляд туманный пьет нирвану
От увиденной когда-то картины «Механизм»** родились довольно странные ассоциации. Впечатления, нанизанные на происходящие события, сложились в слова. Результат оказался неожиданным.

Механизм

Работая, как механизм,
Горю в лучах немого солнца,
Стремлюсь не вверх, иду не вниз
И жду, когда сей круг замкнется.
Бегу на длинном поводке,
Пока не будет он натянут,
А держит кто его в руке-
Свободой манит и обманет.
Живу одним я: «от и до»,
Сознание спит, а разум бодр.
Сломаюсь, не прийдет никто
И не услышит слабый стон мой.
Трясет и сковывает дрожь,
Спина, немея, тяжелеет.
Конструктор мой мне в душу вхож…
Меня не любит и не ценит.

________________________________________
**Стихотворение "Механизм" в усеченном варианте присутствует на www.qazimodo.ru

15:37 

Древесная фея

Взгляд туманный пьет нирвану


14:44 

Приносящая весну

Взгляд туманный пьет нирвану


14:45 

Ты водишь рукой по огню

Взгляд туманный пьет нирвану
Ты водишь рукой по огню

Ты не знаешь, кто ты и где ты.
Мир молчит, погрузившись во тьму.
И ты водишь рукой по предметам,
И ты водишь рукой по лицу.
Расплывутся и сгинут границы,
И изменит все форму свою,
А ты водишь рукою по лицам,
Ты водишь рукой по огню.
Не проснуться ни мысли, ни совесть.
Есть ли, нет ли – не в том вопрос.
Просто бег. И картинно рисуясь
У тебя все - то вместе, то врозь.
Отрешившись, но не погибнув,
Видишь, слезы над камнем лью.
А ты водишь рукою по лицам,
Ты водишь рукой по огню.
И с тобой ничего не случится.
Только образ все прочь гоню…
А ты водишь рукою по лицам,
Ты водишь рукой по огню.
8-9.04.06 00:15

12:40 

Странное метро

Взгляд туманный пьет нирвану
Станции метро бывают разные. По декору, тематике, названиям…
Метро-образ самой жизни. Суетливое и постоянное одновременно. Я люблю там ездить. Многое из того, что появляется в этом дневнике, было задумано или написано в огромном Московском метрополитене.
Метро может сниться. Например: приснившаяся в 1998 г. несуществующая станция метро. Теперь ее образ навсегда запечатлен. Только вот произошло это уже в 2009 г.

14:09 

ПРОСТО ФАНТАСТИКА

Взгляд туманный пьет нирвану
Вступление
Давным-давно, когда все еще только начиналось, «ящик Пандоры» был задуман как «поле творческих эксперементов».
Раньше многое из того, что вообще было создано, откладывалось в долгий ящик письменного стола и успешно пылилось и забывалось. Теперь же все будет откладываться на страницы дневника, где пылиться уже, надеюсь, не придется. Никто не забыт и ничто не забыто.
Я представляю вам некую фантастическую историю с продолжением, являющуюся очередным творческим эксперементом. «Сказка» будет долгой, потому что получить все сразу не интересно.
Герои этой истории-образы собирательные, отражающие впечатления от когда-то увиденной визуальности, неважно фильм ли это, картина ли или, может, чей-то сценический образ. Вообщем, они дают вам возможность додумать и представить себе что-то свое.
Но не буду раскрывать всех секретов. Секреты найдете сами. Как пишут в титрах «любые события и совпадения вымышлены».
Итак-полетели!


СКОРЛУПА


Одни открытия делаются специально, другие-случайно. Просто время приходит. Случай-великая вещь. Иногда, что бы понять какую-то истину во всех взаимосвязях не надо делать ровным счетом ничего. Да, вся жизнь-борьба, но и плыть по течению надо уметь. Жизнь странная штука, никогда не знаешь, какие сюрпризы она преподнесет.
После школы я не знала, куда поступать учиться и наугад сдала экзамены на географо-этнологический факультет МГУ, случайно набрала проходной бал.
Да, на дворе была вторая половина 21 в., а МГУ на Воробьевых горах продолжал существовать, несмотря на то, что новый, более высотный его вариант был давно построен.
После института меня, Алену Думову, и моего друга-однокурсника Федора Сусликова случайно пригласил к себе в НИИМА лаборантами профессор космической археологии и этнологии Матвей Ильич Гаврилов. Будучи лаборантами, мы с Федькой случайно умудрились поступить в аспирантуру под начало Гаврилова. Правда, тут уже у нас пути разошлись: Федор выбрал кафедру его любимой археологии, которой он бредил с детства, а я - кафедру космической этнологии. Не думала, что я с Федькой окажусь в научной экспедиции-спасибо нашему научному руководителю.
Я была очень рада этому полету, ведь это настоящее дело! Да и в душной осенней Москве сидеть совсем не хотелось. Сердце просило романтики и приключений. Я представляла себе контакты с внеземными цивилизациями, сенсационные открытия, сделанные мной, и от этого кружилась голова.
На проводы приехали родители и старшая сестра Наташа с мужем и моим племянником Мишкой.
Я отправлялась на Альбану.

Планета-гигант Альбана вращалась вокруг двух солнц под углом 85 о 23’ к плоскости орбиты со скоростью18 км/ч. Поэтому ее сутки составляли вдвое больше, чем земные. Благодаря идеально круглой орбите и почти четырехкратному удалению от солнц на Альбане царил постоянный весеннее-летний период.
Названа она была в честь итальянского исследователя-путешественника Альбано Каротти, который первым высадился на ее поверхность 7 лет назад, а затем привез описания, изданные на земле в 2-х томах. Конечно, многое зависит от переводчика, что-то в книге иногда вообще опускается, чему-то не придается должного значения. Не скажу, что читать Каротти было неинтересно, но он, к сожалению, увы, ничего не упомянул о населении, что для меня, с профессиональной точки зрения, было минусом. Я знала из описания, что океан расположен только на экваторе и разделяет два огромных материка, что на материках растут джунгли, что хищники для этой планеты большая редкость, а травоядных млекопитающих ящеров много. Что есть ядовитые змееноги, москитоподобные насекомые и птерокрылы. А о местном населении не было сказано ничего. Только свидетельства былой цивилизации.
Ну, ничего. Я найду аборигенов и докажу, что они существуют! Я даже представила, как открытию дадут имя Алены Думовой. Как говорит Гаврилов: мечты - это удел молодых, а удел стариков - опираться на факты.
Во время перелета мы погрузились в анабиоз, а когда проснулись, наш корабль уже приземлялся на оборудованном Международным Космическим Военным Агенством космодроме. Я даже пожалела, что не увидела Альбану с орбиты.
Далее не было ничего интересного. Нашу исследовательскую группу посадили в вездеход и провезли по болотистым джунглям на базу. Первыми колонистами, как всегда и везде стали люди в военной форме.
Купол силового поля, накрывающего объект площадью в 1,5 км2 , возвышался над лесом. Военный конвой провел нас по пологому спуску, уходящему куда-то в подземелье. Над подземельем росли огромные деревья с толстым стволом. Их пытались спилить при колонизации, но это было бесполезно, потому что ствол необъятной толщины имел невероятную прочность, пилы ломались. Купол пришлось поднимать над ними. Мне они напомнили коллосальные банные веники…
(Продолжение следует)

15:35 

Просто фантастика 2

Взгляд туманный пьет нирвану
( Скорлупа. Продолжение)
Было такое чувство, что нас ведут в бомбоубежище.
Внизу оказался круглый трубообразный коридор. Вереница круглых проемов, закрытых вполне обычными земными дверями шла по обоим сторонам. Как потом оказалось - это высотное здание. Очень необычное, потому что этажность уходила глубоко под землю. А еще я заметила, что сами стены коридора вырабатывают тусклый свет.
Нас встретил генерал Родимин-старый друг и одноклассник нашего профессора Гаврилова. Могучий, плечистый мужчина совершенно не производил впечатления 60-летнего человека. Гаврилов был другой, да и выглядел старше.
Две старины обнялись, ведь не видели они друг друга 15 лет.
Оба родились в русской глубинке под Архангельском, росли и учились вместе, но в юности каждый пошел по своему пути. Родимин поступил в Международную Военно-Космическую Академию (МВКА), которую окончил с отличием, был в горячих точках, служил в космической разведке, участвовал ренджерских космических операциях, дослужился до генерала, а сейчас командовал военным составом на Альбане и уходить в отставку не собирался.
Гаврилов же сделал научную карьеру, сначала закончив мой факультет МГУ, потом МГИМО, потом Московский Историко-Архивный Институт, участвовал в инопланетных археолого-этнологических научных экспедициях, прошел долгий научный путь от лаборанта до профессора, преподавал на кафедре… Вообщем, дел у него хватало. Человек этот был незлобливый, внимательный, прямой, честный, умный и интересный. Студенты его обожали. А еще он столько всего знал!
Он ознакомил Родимина с научно-исследовательским составом группы. Кроме нас с Федькой туда входили: англичанин Джонатан Кингсли-программист и реконструктор, близнецы-мачо Хуан и Пабло Рамирос из Мексики (один палеоэколог, другой геолог), француз Жак Тьюри-химик, биолог и врач, пара китайцев-техников с труднопроизносимыми именами и двое горячих служак - Григорий Прутко и Иван Тишенко-наши охранники и картографы по совместительству.
Пока Родимин знакомился с нами, в полутьме коридора я заметила еще одного человека в военной форме. Худощавый, слегка угловатый, невысокого роста, он стоял безмолвно в тени. Почему-то я решила, что это юноша-новобранец.
Тем временем Родимин, ознакомившись с нами, повернулся к Гаврилову:
-Вам будет нужен человек, хорошо знающий местность. Поэтому отдаю под ваше руководство своего старшего помошника.- Он указал на человека-в-тени.- Капитан пан Збигнев Ченски теперь к вашим услугам. А пока он расквартирует вас. И генерал как-то по-отечески посмотрел на парня.
-Ест расквартыроват прыбывшых! – козырнул Ченски.
«Новобранец» оказался военным чином. Интересно, как его зовут дома? Збышек?
Пока я размышляла, Ченски поприветствовал каждого из нас на разных языках, чем очень удивил меня. Он оказывается полиглот! Дойдя до меня, негромко поздоровался, спросил, хорошо ли прошел перелет и получил вежливый ответ. Я протянула руку для рукопожатия:
-Алена Думова, аспирант кафедры космической этнологии.
-Збигнев Ченски,- представился он, но не пожал мою руку, а очень нежно поцеловал, чем удивил меня еще больше своей любезностью, и продолжил.-Рад видет.
Голос у него был приятный, мягкий с юношеской хрипотцой.
Я весело улыбнулась ему. Он задумчиво глядел на меня большими серыми с поволокой глазами, очень внимательно, серьезно и по-доброму. Худое и бледное лицо, чуть выдающийся нос с легкой горбиной, красиво очерченные губы… Еле заметный намек на усы делали его еще больше похожим на 18-летнего юношу. Только некоторое время спустя я случайно узнала, что ему не 18 лет, а 34 года. Я никогда бы не подумала, что у него за спиной МВКА, три высших образования, 8 иностранных языков, 3 из которых инопланетные, долгий срок службы в Международных Космических Войсках и высокое звание. Его образ настолько не вязался с армией и был какой-то милый и домашний, что встреть я этого человека где-нибудь в Москве на улице, прошла бы мимо. Но это я узнала о нем позже.
-А Вы-поляк, пан Ченски? – спросила я. Он кивнул, слегка улыбнувшись. Какой же он не многословный! Тут же он почему-то смутился, отошел от меня и призвал нашу группу следовать за ним.
Збигнев провел нас к лифту. На Земле было нечто подобное, но вместо стекла круглую площадку в полу окружало поле, появляющееся при движении. Этот лифт так же был сделан неизвестными. Удивительно, как долго он служит, ведь по земным меркам дом этот покинут 450-500 лет назад…
(Продолжение следует)

15:19 

Осколки

Взгляд туманный пьет нирвану


13:49 

Геральт

Взгляд туманный пьет нирвану
Геральт-герой фентезийной истории, придуманной писателем Анджеем сапковским и экранизированной в начале 2000-х. отличается непотопляемостью, сообразительностью, большой силой, умением колдовать и добротой. Фактически это воин-ведьмак призванный держать равновесие сил в сказочном мире.

Геральт
Мы долго искали друг друга-
Нас разлучали злые ветра.
Когда этот круг замкнулся,
Вновь наступила зима.
И снега было мало,
И земля была скована льдом...
Я сказала: «Геральт, я очень устала.
Пойдем, не думай, что будет потом.»
Если знаешь молитвы,
То лучше не медли-читай.
Те, кто гнал нас, привыкли
Читать вместо них календарь.
В Мире нет для нас места,
А вина стала просто бедой.
Ты сказал: «Скорее небо рухнет на землю,
Чем я расстанусь с тобой.»
И мы уходили все дальше
Слыша голос Земли.
Ты согревал мои озябшие руки,
А я согревала твои.
Я шептала: «Геральт, я знаю...»
Он отвечал: «Знаю и я...»
Мы ушли в лето, забыв злобу и фальшь
Стужи темного зимнего дня.
19/12/08

13:53 

Просто фантастика 3

Взгляд туманный пьет нирвану
(Скорлупа. Продолжение)

Нас отвезли на третий этаж. Капитан Ченски лично развел всех по комнатам. Я, как всегда была последней. Он помог занести тяжелый рюкзак в комнату.
-Располагайтысь.- Коротко произнес он.
-Спасибо. Пан Ченски, Вы давно тут находитесь?
-Збигнев, - мягко поправил он меня и ответил.-Давно. Пят лят.
Изъяснялся по-русски он сносно, но часто искажал русские слова на польский манер или мешал их с польскими. Странно, но он разрешил мне называть себя по-имени.
-Ужин к осьми. Столовая на первшем. Удобства прямо и направо. Ваш ключ.
Prosze, .1
Да, пан Ченски, с ударением вы тоже не дружите. Я взяла ключ протянутый мне.
-Еще раз спасибо.
-Nie ma za co…2 Alina.
-Алена. - теперь уже я поправила его. Он посмотрел на меня своими умными глазами и как-то грустно улыбнулся. А после вышел. И сразу стало пусто и одиноко.
В комнату проникал солнечный свет, и это было невероятно, так как третий этаж находился глубоко под землей. Я огляделась. Комната впечатляла большими размерами, рассчитанная на существо высокого роста и абсолютно круглая, без углов. Воображение рисовало каких-то насекомоподобных жителей, построивших это здание. Судя по высоте потолков и конструкции помещений они-прямоходячие. Я придвинула небольшой столик к походной кровати и, сев, стала разбирать рюкзак.

На адаптацию нам дали 2 недели. На следующий день после прибытия нам ввели вакцину против укусов местных насекомых, многие из которых были ядовиты. Последствием такого укуса у непривитого человека становился комплекс болезненных реакций: дикая слабость, головная боль, жар, аллергия и расстройство желудка. Конечно, это лечилось и не являлось смертельным, но «исследовать» лазарет вместо того, что требовалось, было бы очень неприятно.
Все две недели мы совещались, изучали материалы, коих на базе за 7 лет скопилось немало или просто шатались по базе, например, как я. Близнецы-мексиканцы флиртовали с местными девушками из медицинской лаборатории. Что уж поделаешь, горячие мексиканские мачо.
Однажды я наткнулась на груду какого-то необычного металлолома, которую дроиды загружали в оцинкованные ящики. Это были обломки и части каких-то механизмов. Металл, похожий на сталь, сверкал масляным блеском. Если приглядеться, то на металлической поверхности выступала структурная вязь, будто металл получили путем прессования и сплава частиц. Однако вся структура представляла единое целое.
Дроиды не замечали меня и делали свою работу. Никто меня не прогнал даже тогда, когда из груды я вытащила металлический обломок длиною в кисть руки. От земного металла он отличался своей легкостью. Шутки ради я попыталась его сломать. Кусок оказался пластичным. Он перегнулся почти пополам, но не треснул, не сломался.
-Изучайте? – спросили меня. Я вздрогнула от неожиданности. Сзади стоял Збигнев. Ход мысли был нарушен.
-Ага. Странное железо. Что это?
-Машина. Их было много. Тепер их отправят на Зэмлю. Пуст кибырнетики разберут. Компьютерова систэма не аналогична зэмной.
-Значит, это инопланетная технология? А можно я возьму это себе?
-Tak. Moz.na 4.– Збигнев был согласен. –Може помуц?
-Я сама.
-У них машинна цывилизацыя.-Объяснил Ченски-И я их виджел.
-Где? – дыхание сперло от волнения.
-Gdzies’ tam. 5- Махнул он рукой в сторону леса.
Его манера говорить меня забавляла. Он очень заинтриговал меня. На нашем потоке я была знакома со многими молодыми людьми. Слава Богу, без интимных глупостей. Даже классифицировала их. Одни, очень умные и неплохие парни. Но, увы, они лелеяли свои достоинства и любовались ими, совершенно не придавая значения моим. Поэтому быстро переходили в категорию деловых приятелей. Другие, кроме своих, видели и мои достоинства, так же являясь очень хорошими людьми, но они так же быстро приедались, как и первые. Чего-то в них не хватало, а может, наоборот, было в избытке. Мама часто шутила, что я в женихах закопалась. Может быть. Правда, я и сама не фотомодель. С рыжими косами и веснушчатая, конечно не толстая, но стройной меня не назовешь, скорее пухленькая. Люблю покушать.
Другое дело Федька. Неплохой парень, умный, добрый, но уж очень погруженный в науку. Кроме того, он толстенький, курносый и в завитушках, что придает ему сходство с купидончиком. Но Федя только друг, а его мягкотелость помешала бы ему защитить в драке не только меня, но и себя. Мама была бы очень рада, если бы я вышла за него-Федьку она обожала. Но Федя не интересовался личными отношениями и называл их «телячьи нежности» и «любовь-морковь».
Збигнев был другой. Он притягивал к себе, был скромен, прост и загадочен в одном. Пожалуй, он красавцем не был. Он был скорее очень симпатичный. Я часто думала, что же в нем привлекательного? Может его мягкость, даже некая интеллигентская аристократичность, за которой скрывался волевой характер. Может его ум и пытливость. Может тихая доброта и понимание собеседника… В результате, я с ним так сдружилась, что мы перешли на «ты» и часто заходили друг к другу.
Ченски был гостеприимен. Инопланетная комната его стараниями претерпела превращение в самую обычную земную. Портативный комодик, раскладывающийся в небольшой стол, походная кровать, резко отличающаяся моделью от тех, что были у нас, картина на стене с ромашками и васильками, а так же постер с какой-то малопонятной живописью, раскладное кресло и, окованный железом, старинный сундучок, со стоящей на нем, небольшой кофеваркой. Збыш варил восхитительный кофе. Правда, пил его без сахара и вообще, сладкого не любил, но меня сладким баловал.
В его комнате всегда царили порядок и чистота. Тут не было ни одних разбросанных носок, равно как и других предметов, составляющих художественный холостячий беспорядок…
Одно мне бросалось в глаза - Збышек был всегда грустен и задумчив, даже когда улыбался.
(Продолжение следует)

15:58 

Почемучка 3

Взгляд туманный пьет нирвану
1. (Осколки)
Очень грустная и прям-таки деструктивная картина.

Значит удалось передать то, что хотела. А вообще, она была нарисована, как предчувствие.

2. (Третьяковка. Отчет.)
Только почему такие вытянутые фото?

Иллюстрационный материал делается в отрыве от интернета. Всегда боюсь, что та или иная картинка не влезет в формат, поэтому иногда изображение слегка пертягивается. Может стоит поля линейкой замерить? :)

3. (Коллекция. Малыши.)
А у тебя же, вроде, больше ангелочков? Где вся товоя милая коллекция,а?

Ну, я уже писала о том, что получить все сразу неинтересно. Да, их больше, но знакомство с каждым из них будет происходить постепенно. Дабы не пергружать читателей и без того насыщенной информацией. :)

4. (Просто фантастика)
Только где то, что мы так недавно обсуждали?

А. Это ты про слэш с ежиком Ежи. Видишь ли, не все, кто тут есть пишут слэш. И, пожалуй, не все об этом слышали. Да и кто такой ежик Ежи знает может быть кроме тебя еще один человек. Поэтому то, что для одних само собой разумеется, для других будет непонятным и странным. Для того, что бы представлять о чем речь, необходимо видеть коммикс. Хотябы один раз. Именно потому я не выкладываю сие произведение на суд читателей.

5.(Небо)
Небо-это всегда красиво.

Не то слово! Иногда нужно просто остановиться всреди бега безумной жизни и взглянуть вверх. :)

16:03 

Просто фантастика 4

Взгляд туманный пьет нирвану
(Скорлупа. Продолжение)
Две недели пролетели очень быстро. Настал день, когда наша научно-исследовательская группа двинулась в путь по джунглям. Флора в джунглях была представлена в основном иглолистными растениями. Иголки имелись 2 видов - мягкие и жесткие. А так же росли жестколиственные кустарники, широколиственные лианы.
Родимин уже рассказывал о донесениях разведовательных групп, что в10 км. к югу есть что-то странное. То ли заброшенный город, то ли какие-то странные сооружения. Иногда там возникал непонятный свет, исходящий неизвестно откуда.
Выяснить это предстояло уже нам.
В лесу утром было очень хорошо. Из-за горизонта вставало первое солнце. Мы пробирались по еле видной тропе сквозь заросли. Збигнев, Гаврилов и Федор Сусликов шли во главе группы (похоже, Збыш и Федор очень подружились), за их спинами о чем-то весело спорили братья-мексиканцы и француз, следующей шла я, а замыкали цепочку Кингсли, Тишенко и Прутко. Кингсли было 27 лет. Это был обычный программист классического типа, души не чающий в своем компьютере, «повернутый» на программах и компьютерном железе. Он постоянно мечтал, поэтому попадал в разные ситуации. Иногда забавные, иногда грустные. Два года назад, когда я только появилась в НИИМИ, он проявил ко мне интерес, стал ухаживать, а не так давно пригласил в ресторан и сделал предложение. Он был так в себе уверен, что сразу «обрадовал меня», сказав, что все сам решил, где и как мы будем жить, что и когда я буду (и вообще должна) делать, что носить, как вести себя, сколько денег он будет мне выдавать на хозяйство, а сколько на туфли и платья… Не жизнь, а расписание поездов. Компьютерная программа. Хи! Мечтатель в очках! Вот только мое мнение он спросить забыл. Конечно, мне это не понравилось. Настроение тогда было испорчено. Кольцо я не взяла, сказала вежливо, что подумаю. Но ответ на его вопрос я уже знала. Я отказала ему. Кингсли все еще надеялся, что я передумаю. Мама и сестра поддержали меня, а вот папа долго понять не мог. Наверное, он маме так же предложение делал.
Это воспоминание меня развеселило.
Вот и сейчас Кингсли думал о чем-то своем и снова попал в ситуацию, которая могла бы закончиться очень плохо.
Джон задержался, чтобы сфотографировать какого-то птерокрыла, отстал от группы, сошел с тропы, а после, опомнившись, побежал искать нас, забрел в темные колючие заросли кустарников, куда почти не проходил солнечный свет, запутался в лианах и угодил в топкую болотную трясину.
К счастью у него были хорошие легкие. Он громко заорал, и это его спасло. Мы все кинулись искать его. Когда же нашли, то Кигсли затянуло уже по грудь. Он барахтался в 3 метрах от берега, пытался выбраться и уходил в топь еще больше. Болото потрясало размерами. Прутко и Тишенко рубили дерево, что бы вытащить страдальца. Остальные же увидели, как метрах в десяти из тины, покрывающей поверхность затхлой вонючей воды лениво поднялись 3 пары огромных жабьих глаз, растущих на толстых стебельках. Бронедонты! Я вспомнила, что это единственный хищник планеты, обитающий в болотистых водоемах Альбаны.
Федор бросил Джонатану веревку, и они с профессором стали вытягивать молодого программиста из воды. Но пара «стебельковых глаз» активизировалась, поплыла над тинной водой к веревке. Две другие пары глаз ждали. Тут же раскрылась пасть с двойным рядом частых и острых, как иглы зубов, и перекусила толстую веревку, словно нить, в один момент. Кингсли, увлекаемый собственным тяжелым рюкзаком, завопил от страха и плюхнулся обратно в воду.
(Продолжение следует)

15:45 

Из ночи в день

Взгляд туманный пьет нирвану
Под ногами нет опоры, и темная вода покрыта туманом. Ничего не отражается в ней. Даже лунный свет.
Путь освещает лишь Луна. Но стоит только шагнуть за порог, отделяющий Свет от Тьмы, и нарушить устоявшийся покой Подлунного Мира, все сразу станет ясным и понятным.
Встает Солнце, веет сильный теплый ветер. А ты иди. Иди за мной. Иди со мной, мой защитник, по небесному мосту, который приведет нас в новое утро. Назад дороги нет.
И мир не вечен. И вода течет. А мы были и будем тут всегда. Будем там, где встает Солнце.

15:46 

Просто фантастика 5

Взгляд туманный пьет нирвану
(Скорлупа. Продолжение)
Пасть снова раскрылась и была уже близко. Щелкнув зубами, бронедонт ухватил Кингсли за торчащую над водой лямку рюкзака и потащил прочь от берега. Но в душной и дурно пахнущей полутьме сверкнул свет. Збыш стоял на пригорке над болотом с маленьким зеркальцем в одной руке и фонарем в другой. Он, озорно улыбаясь, пускал зайчика в глаза монстра и слепил его. Бронедонт дернулся и поспешно поплыл прочь, уводя за собой свое семейство.
-Здорово! – воскликнул Федор. – А меня так научишь?
-Czemu nie?6 – Снова улыбнулся Збыш, убирая зеркальце в поясную сумку.- Боицще щвятло. В теми обытает.
К тому времени Тишенко опустил срубленный ствол. Вдвоем с Прутко они вытащили мокрого, облепленного водорослями парня, стучащего зубами и трясущегося от ужаса.
Отправлять его назад на базу смысла уже не имело, мы решили развести костер и посушить его. К счастью, рюкзак Кингсли, сделанный из непромокаемой ткани, не пострадал. Там нашлась сухая смена одежды. Англичанин был весьма запаслив. Да и профессор объявил привал. Так как местные сутки длились 2 земных дня, то все устали и нуждались в перерыве.

Ближе к вечеру мы двинулись дальше. Джунгли кончились. Нашему взору открылось огромное, километра на 3 поле. Наша группа стояла на крутом откосе, обрамляющем это поле по периметру, на вершине которого рос лес. Откос уходил вниз метров на 20. Может быть, раньше он был еще выше, но природные процессы выветривания сделали свое дело. Низ склона порос высоким и густым жестколиственным кустарником. Поле будто выкопали. Где-то примерно на его середине торчали какие-то металлические балки.
-Ох! Ежкин кот! – воскликнул Прутко и всплеснул руками.
-Не, Грыша, це нэ поле. Це ж целый стадион. Як для футболу. – Ответил ему Тишенко, покручивая ус.
Я взяла у Феди зум-бинокль и рассмотрела их. Они были толстые и огромных размеров. Мне захотелось скорее спуститься вниз и посмотреть на них вблизи. Я выразила это нетерпеливое желание, но Гаврилов удивленно поднял брови:
-И как же ты спустишься? Как Суворов по Альпам, на кобчике?
Остальные засмеялись. Наверное, я покраснела. Мне стало неловко.
-Нет, рыба моя. Сначала обследуем верх, а потом низ. Да и как я тебя одну отпущу?
-Не надо едну. – Услышала я, Збигнев Ченски подошел к Гаврилову. – Може со мной? Оружье ест.
-«Може со мной»! – Матвей Ильич передразнил Збыша, потом поворчал и… согласился.- Ладно. Идите уж. Только Аленка, смотри у меня!-профессор погрозил мне кулаком и нахмурился.- От пана Ченски не на шаг! Иначе верну тебя на базу под опеку Родимина.
Федька спросил:
-А я?
-А ты, друг мой Фидель, помоги лучше Рамиросам.
Пока мы любовались полем наши близнецы-мачо и Тьюри нашли не далеко от нас какие-то развалины в лесу и теперь очищали их от буйной растительности.

Я спускалась почти по отвесной стене, поросшей травой и кустарничками. Ченски страховал меня сверху, удерживая канат. Когда я оказалась внизу, он стал спускаться следом. До конца оставалось около 2-х м., как вдруг канат оборвался, и Збыш нырнул вниз. К счастью, он не потерял самообладания и смягчил падение, уцепившись за кустарнички, а потому счастливо приземлился на ноги. Канат упал вниз. Похоже, кто-то сумел его разрезать. Ченски нахмурился и взял у меня из рук зум-бинокль.
-Смотри! – он передал мне вещь. Я пригляделась и заметила, как мелькнула на верху светлая рубашка Кингсли. А это значит… Кингсли меня ревнует! Хотел избавиться от соперника? М-да.
-Знаешь, кажетса он немного чекнуты. – Збыш усмехнулся.
-Немного?! Ха! Нет, Збигнев. Он сумасшедший программист. – Ответила я.
Вооружившись портативными электропилами, мы врубились в густой высокий кустарник, пропиливая в нем себе путь. Я шла сзади. Мы уже сильно углубились в заросли, но молодой человек остановился и озадаченно опустил пилу.
-Co to jest?! Byc’ nie moz.e!7
Я выглянула из-за его плеча. Впереди была полированная до блеска стена.
(Продолжение следует)

Ящик Пандоры

главная